heremon (heremon) wrote in christ_civ,
heremon
heremon
christ_civ

  • Mood:

Битва между новогодьем и сочельником

это, похоже, наш современный, чисто российский вариант вместо старинного брейгелевского сражения между масленицей и великим постом :)
борьба идет с переменными успехами на личных и общественных фронтах
Тем, кто уже устал от празднования НГ или еще не отдохнул в бдениях на посту, предлагаю краткий отдых, что-то такое то ли новогоднее, то ли постное, смотря по вкусам и предпочтениям....


* * * * *
... "Второй" священник давно заметил, что Виктор Юльевич никогда не подходит к нему на исповедь и никогда не берет благословение. Объясняться по этому поводу не хотелось, тем более, что В.Ю. в остальном вел себя так же как со всеми ровно, спокойно и сдержанно-приветливо, однако настороженность возникла и постепенно усиливалась. Но сейчас именно В.Ю. был срочно и неотложно нужен, в общем-то на него одного была надежда.

В.Ю тем временем стоял недалеко от алтаря и то ли рассматривал икону висевшую в нише сбоку от большого окна, то ли как-то по-своему очень неподвижно молился. Второй священник небольшое время не решался его потревожить, но выбрав момент когда В.Ю. перестал быть сосредоточенно неподвижным и плавным неторопливым взмахом перекрестился, второй священник негромко окликнул его с солеи:
- Виктор Юльевич, что вы там рассматриваете?...

Собеседник медленно повернулся в его сторону, окинул его рассеянно-внимательным взглядом из под очков и, прежде чем ответить, подошел поближе, к самым ступенькам солеи, на которых стоял священник

- Посмотрите и вы, - мироточит, я еще вчера вечером заметил, но подумал, может кажется, а сейчас уже отчетливо видно
Они уже вместе подошли к нише у окна и священник одновременно радовался, что так удачно завязалось начало разговора, теперь не трудно будет и о помощи попростить.

- И правда мироточит, — воскликнул священник, приглядевшись как следует, - надо настоятелю сказать!
- Нет. Лучше пока не надо говорить, — спокойно, но очень твердо возразил В.Ю. - а то он ее срочно в реставрацию отдаст, проходили уже
- Вы серьезно? Да когда же такое было? С этой же иконой?
- Не с этой, а с двумя другими, еще до вашего прихода к нам...
- Да что же это такое... — второй священник посмотрел на невозмутимое лицо В.Ю. и отчего-то решил не продолжать, а только предложил:
— но давайте хотя бы откроем киот и помажемся миром...
- Лучше вместе со всеми, вы же будете служить в субботу утром — так же спокойно ответил В.Ю., и второй священник понял, что он оставляет решение за ним. Это решение, видимо, лучше было отложить, тем более, что грызло беспокойство по другому поводу. Поэтому второй священник благоговейно приложился к стеклу киота, а затем предложил В.Ю. пойти поговорить на улице.
Они вышли во двор, было чуть сыровато, но еще не зябко, за короткий разговор не простудишься, а долгого разговора и сам священник не хотел. Не сговариваясь отошли за большой ржавеющий в углу двора «ЗИЛ» (давно не ездит, но и со двора почему-то никуда не девается, наверное у настоятеля планы какие-то...), со стороны даже и не выглядит, что они от кого-то прячутся, скорее от ветра поудобнее встали.
- Понимаете, - Виктор Юльевич, такая глупая ситуация... в общем, книга пропала!
Разумеется, В.Ю. понимал о какой книге идет речь. Не о новом и блестящем суперсовременным золочением «софринском» напрестольном Евангелии- подарке несведущих  спонсоров - его и унести-то не просто, такое тяжелое и огромное. Пропал прекрасный старинный «Апостол», который второй священник как-то смог выпросить на время в другом храме специально, для праздничных служб которые были на этой неделе. Этот чудесный том все так и стали сразу называть «Книгой» - и попам и дьяконам и алтарникам, всем хотелось посмотреть, бережно полистать плотные пожелтевшие страницы, просто подержать в руках, В книге было не только обаяние старины и подлинности, она еще и была очень удобна для службы — найти нужное место для дневного чтения, увидеть где начинается, где заканчивается... При небольших размерах тома, он был одновременно так красив в переплете с тиснением и украшениями, и так очевидно несовременен, что алтарник или дьякон вынося его для чтения испытывали особое горделивое чувство, что в их руках настоящая реликвия.
И вот теперь Книга исчезла, неожиданно, и как раз когда уже пришло время ее возвращать...
Как и ожидал Второй священник, В.Ю. отнесся к этой новости абсолютно серьезно. Не произнес ничего вроде «... да найдется, там, куда положили...» или «смотреть лучше надо, батюшка, за своими реликвиями...». Да, именно с ним и нужно было обсуждать это происшествие, ни с кем другим...
- Видите, Виктор.Юльевич., сразу столько сложностей возникает — мало того, что эта книга, скорее всего, дорого стоит, так ведь я и брал ее под честное слово, практически выпросил, обещал вернуть в полной сохранности...
- понимаю, - кивнул В.Ю., - а еще вам неловко подозревать кого-либо из своих, тем более сослужаших...
- вот именно... и ходить спрашивать всех по очереди - «а это не вы взяли, извините, может не туда поставили...», я в общем уже спросил, пару раз..
Но никто, конечно, не брал, а если брал, то поставил на место и с тех пор не видел..
Нет, видели, но у кого-то еще в руках, а сами не брали...
-  Да уж, три священника, два дьякона, алтарников, считая приходящих — шесть человек...- если всех подозревать, то сложная картина выходит
Второй священник догадался, что В.Ю. шутит, поэтому постарался пошутить в ответ :
- Я, стало быть, тоже подозреваемый, раз вы сказали — три священника?...
- Конечно, мы ведь всех подозреваем в том, что взяли и не на место положили или, что убрали от греха подальше и забыли куда
Второй священник нервно рассмеялся
— к таким грехам у нас все склонность имеют, только, к несчастью, книга действительно пропала бесследно. Все места, куда могли положить случайно или, чтобы поукромнее я уже проверил по три раза. Всю пыль пообтер, какую еще алтарники к празднику не смыли. Нигде, ничего... абсолютно...
- Значит искали как следует, ничего не пропустили? - В.Ю. смотрел на священника как всегда внимательным, но чуть рассеянным взглядом через большие стекла очков и не понятно было ждет он ответа или думает о чем-то своем
- И в ризнице все перерыл и в алтаре.... Даже под престол заглядывал на всякий случай, представляете? Нигде нет! Только если вынесли и унесли...
- Это менее всего вероятно... - спокойно сказал В.Ю.
- Ну да — невероятно! - с горечью воскликнул священник, - чего же невероятного, когда тут на праздниках проходной двор был, а не алтарь... Кого только не было, не считая этих... гостей...
Священник вдруг нахмурился и с некоторой опаской спросил,
.. А вдруг. Эти.. Ну вы понимаете... мальчики эти, ну из свиты...
И видя, что В.Ю не возражает, только внимательно слушает, вдруг артистично приподнялся на мысках, руками взял невидимую воздушную ленту и очень похоже изобразил не то гарцующего всадника, не то быстрого паж
- вот так - на рысях промчались и прихватили по ходу дела...
Виктор Юльевич отрицательно покачал головой:
- Нет-нет, эту версию мы точно можем исключить.
- Ну а, что такая уж невероятная версия? Разве не бывает?
- Приходилось о таком слышать... Но именно эти не могли. Эта команда так себя не ведет, это мне хорошо известно. Они иначе воспитаны, если хотите.
- Да уж, иначе... все-то вы знаете... Ну что же делать-то Виктор Юльевич, а? Вы же, действительно все знаете, у вас такой опыт жизненный... Как же теперь украденное вернуть?
- А почему вы так уверены, что книга украдена?
- Да что же мне все заново вам рассказывать?.. Сколько же можно? Я ведь говорил уже — нигде нет, все обыскал, либо кто-то... ну как мне это называть — утащил, унес? Позаимствовал?
- Можно еще сказать — присвоил. Но возможно,что этого не было...
А тогда, что? Улетела сама, чудесным образом? Оставила нас, недостойных апостольского слова?!... — священнику не понравилась легкая тень грустной улыбки, которая тут вдруг мелькнула на лице Виктора Юльевича, отчего раздражение еще усилилось
- Понимаете, я не в коем случае не хочу поднимать скандал? И мне очень не хочется подозревать кого-то из наших, но что-же еще-то остается?
- Вот это и хорошо бы нам с вами понять. Из наших никто не мог присвоить книгу. Это вы и сами даже понимаете, ну а я только подтверждаю...
- Да, вы правы, даже стыдно подумать... А из чужих?
- А из чужих никто в алтарь не заходил во время последних служб уж точно. Я за этим и приглядывал.
Возразить было нечего. Виктор Юльевич отличался необыкновенной внимательностью. Когда он стоял с платом во время причастия, то никто точнее его не мог назвать количество причастников, причем с безошибочным делением на взрослых, отроков и младенцев, однако, когда его подсчеты стали заносить в журнал богослужений, то В.Ю. это чем-то не понравилось и он сделал вид, что разучился считать. Когда В.Ю. приходил на службу, даже просто постоять и помолиться в сторонке, то можно было чувствовать себя спокойными. Он всегда почему-то замечал подозрительных посетителей или людей со странностями, и, как правило, оказывался рядом с ними прежде, чем они пытались что-либо неподходящее сделать. Правда, когда с его участием был задержан какой-то карманник, то затем В.Ю. очень сильно воспротивился вызову милиции и сумел настоять на своем. Хотя это сильно ухудшило его отношения со старшей свечницей.
-Ну что вы тогда посоветуете?
- А давайте-ка осмотримся как следует на месте происшествия?
- Да ведь я же три раза уже искал!..
- А я о другом — просто посмотрим еще раз само место, если вы не против, конечно...
Разумеется "второй священник" был не против, хотя и не видел большого смысла, но уж лучше чем просто нервничать и еще раз одному заниматься бесплодными поисками.
Они поднялись в храм и направились в алтарь. В.Ю. плавно и неторопливо совершил поклоны перед престолом,  потом еще чуть постоял, глядя на пыльные лампадки семисвечника.
Потом уже другим, внимательным, резким и быстрым взглядом обвел весь алтарь. Все было на своем месте и дремало в тихом покое, правда порядка было заметно больше чем всегда — к приезду гостей здорово прибрались и унесли всю лишнюю утварь. Полка для самых важных служебных книг находилась в нише стены и все книги были на месте, кроме пропавшей, впрочем и это нельзя было заметить с первого взгляда, поскольку книги стояли свободно, а не плотно, и как будто заполняли все пространство.
В.Ю прошел в правую часть алтаря, где обычно надевали облачения. Стол для облачений он когда-то лично притащил в храм, хороший добротный и простой старый стол, никакого "дсп", и еще немного доработал, обрезал столешницу, чтобы стол как раз вписался в угол «дьяконника». Сейчас на столе лежало «дежурное» облачение и еще какой-то кусочек плотной бумаги.
Дорогой отец дьякон, Артемий! - было написано на библиотечном прямоугольнике твердым округлым почеркомПрошу тебя, не сокращай никогда прошения ектеньи! С любовью о Господе, раб божий Виталий.
-Это чья же энциклика? — спросил, рассматривая записку, Виктор Юльевич.
Ах это!  Да наш алтарник Виталий пишет их регулярно дьякону и здесь оставляет, иногда и в служебные книги закладывает, а то хуже - в записки для поминовения.. Да он же у нас, знаете сами, уставщик и блюститель!
- А что же только Артемию пишет? А другому дьякону, Дионисию? Или тот не сокращает?
- Да все они сокращают, ведь им настоятель командует — "ну-ка давай поскору !"... Только Дионисию если написать, он и пошлет нецензурно по далекому адресу.
- Прямо в алтаре пошлет? - с неожиданным интересом спросил В.Ю.
- Нет, - улыбнулся впервые за весь разговор второй священник — он вежливо приглашает выйти в ризницу, но и оттуда бывает слышно. А Артемий, не пошлет. И к таким запискам серьезно относится - он такой трепетный, восприимчивый.
В.Ю. положил записку на место и стал рассматривать арку алтарной апсиды. Когда здесь все только начинали приводить в порядок, ему тоже пришлось потрудится, и архитектуру алтаря он помнил хорошо...
- Скажите, а вот эта створка воздуховода все еще открывается?
- Что? Какая створка?
-Ну вот смотрите — вот здесь внутри арки проходит воздуховод, старинный, к сожалению сейчас таких не делают. Да и этот не работает, хотя можно в порядок привести, в принципе. Вот это штука не просто украшение, а рукоятка створки - с этими словами В.Ю. потянул на себя рукоятку и створка туго отошла в сторону и открыла отверстие воздуховода из которого пахнуло старым пыльным запахом.  А Виктор Юльевич несколько театрально обозначил размеры отверстия развернутой ладонью -
- ну пройдет сюда Книга? Как считаете?
- Не знаю...возможно.. Но это же абсурд!
Виктор Юльевич достал из кармана своей неизменной джинсовки небольшой, очень ловкий цилиндрический фонарик и посветил в шахту...
- Для кого-то может и абсурд, согласен... Пройдемся в подвал?
В подвале они отыскали стремянку и пока удивленный второй священник служил опорой, чтобы ножки стремянки не разъезжались, целеустремленный и уверенный В.Ю. забрался в одному ему известное пространство за старой советской перегородкой, которую все принимали за настоящую бетонную стену и вел там какие-то изыскания. Вскоре он спустился со стремянки весь в пыли и в саже и с драгоценной книгой в руке.
- Пылесосом почистить прежде всего, а потом посмотрите насчет повреждений. В принципе есть кому починить отдать если, что. Но вроде бы цела, вернуть хозяевам сможете.
- Да, что же это было вообще? И как вы догадались? И кому и зачем?
- Я же вам сказал — подозрений, что кто-то присвоил книгу у меня не было. Ничуть. А вот, что кто-то с ней что-то мог сделать, это другое дело... Ну и еще у меня было чувство, что книга нас не покидала, что она все еще в храме, хотя как вы правильно выразились, мы ее недостойны...
- Да-да, конечно недостойны, - весело согласился второй священник
Все это время он торопливо сдувал пыль с книги, так, что теперь они вдвоем с книгой были запылены уже поровну.
- Но, кто и зачем? Вот теперь главный вопрос!..
- Если вы пообещаете мне, что претензий к виновнику не будет...
- Как не будет? Пусть мне в глаза посмотрит! Пусть ответить перед всеми. Такой грех, такое хулиганство...
- В таком случае не смогу больше ничем помочь... Рад, что книга нашлась в целости и почти в сохранности.
- Ну нет, постойте, я же умру от любопытства... То есть, дело не в этом, но ведь хулиган может опять что-то такое. Виктор Юльевич, ну я все понял. Да. Скандала не будет, и драки тоже и в суд не буду подавать... Ну кто же, по-вашему,а ?
Виктор Юльевич задумчиво смотрел на второго священника;
- Знаете что?.. Я вам объясню, только - почему. Почему он, этот человек так странно поступил. А кто это был — догадайтесь сами — ладно? Но насчет скандала, вы мне уже пообещали, а насчет драки — смотрите сами, хотя... если, может быть, вы боксировали раньше ?
Второй священник немного смутился, непонятно отчего, но больше не возражал, поэтому В.Ю. бережно взял у него из рук "Апостол", осторожно открыл  и повернул открытыми страницами к собеседнику:
- Тот, кто бросил книгу в шахту, был невероятно смущен и раздосадован тем, что в заставках страниц использованы вот такие шестиконечные звезды. Печать здесь прекрасная, все очень отчетливо, ни на какой типографский брак не спишешь.
- И все? Неужели... Вот еще проблема!..Так ведь для восемнадцатого века это обычное дело...
- Вот именно. С точки зрения этого человека это даже хуже чем случайная ошибка печатника. Впрочем ничего случайного он и не признает в жизни... Но ответ только в этом.Для него это делает книгу чем-то невообразимо ужасным... А как поступить с неправильной, но священной книгой? Вот он и нашел способ ее похоронить...

Tags: 20 век, как бы в шутку, происшествия, психология
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 17 comments