September 16th, 2011

  • asimsky

Отпевание самоубийцы Данни

В нашем относительно благополучном мире люди кончают с собой на удивление  часто. Самоубийц намного больше чем жертв убийств.  Ежегодно в мире добровольно расстается с жизнью 1 миллион человек, что сопоставимо с военными потерями в период мировых войн. Так же как и в войнах, гибнут в основном юноши и молодые мужчины. Статистика представляется обычно в ежегодном количестве самоубийств на 100 000 населения. Среднемировая цифра – 10 на 100 000. Россия по этому показателю находится в мировых лидерах, рядом с духовно близкими Белоруссией, Украиной и Казахстаном. В 1994, в разгаре перестройки, мы были «впереди планеты всей» с показателем 41 на 100 000. В течение «лихих 90-х» эта цифра держалась на рекордной высоте, потом, на рубеже тысячелетий, поползла вниз, достигнув к 2009 году доперестроечного уровня в 27 на 100 000. Мировой рекордсмен сейчас, как ни странно, Литва с 35 на 100 000. Другие «самоубийственные» страны – спокойная Япония с 24 на 100 000 и благополучные Бельгия и Финляндия с 16 на 100 000. США, традиционно считающиеся мировым центром стрессов и жизненной нестабильности, находятся в середине списка со среднемировым показателем 10 на 100 000, примерно таким же как и в других англосаксонских странах: Канаде, Австралии и Великобритании. В странном противоречии с общеизвестным явлением мусульманского суицидного террора, больше всего берегут свои жизни именно в мусульманских странах Ближнего Востока. Там самоубийств вообще почти не происходит.

В Бельгийской школе, где учатся наши дети, в этом году было три самоубийства. Связано это отчасти с тем, что школа большая, классы от А до Ж. Но все равно много. О всех трех мы узнавали из школьного листка, который периодически дети приносят из школы – печальные факты не скрывали. Первой легла под поезд мама троих детей, врач-гинеколог, внешне с довольно успешной биографией. Почему она это сделала, осталось непонятным. Вторым был мальчик 13 лет, которого оставила любимая девочка. Когда он попытался вернуть её, она сказала ему: «Чтоб ты сдох!». Третьим и пока последним был Данни, отец двоих детей младшего школьного возраста.Collapse )
я

выжженная пустыня


... Вдруг что-то режет мне слух, начинаю прислушиваться.
- А куда мне теперь? В Англии меня уже никто не ждет, нет ни дома, ни работы. Если вернусь, то придется жить в боксе на улице.


Меня пробирает дрожь. Много раз до этого я сталкивалась с мнением особо удачливых в этой жизни, что, мол, все миссионеры - это люзеры, просто дома им работать лень, вот и прутся на миссию. Есть даже такие, для кого слово «миссионер» стало синонимом слова «попрошайка».

Но как же так? Ведь это Христос повелел нам идти до краев земли. А как же слова, сказанные Петру, что все, кто оставил свои дома и семьи ради Евангелия, получат во сто крат? Мое сердце сначала екнуло, а потом булькнуло куда-то в пятки. Ведь и у нас позади только «выжженная пустыня»: на Родине ни кола, ни двора не осталось, все продали, все вложили в миссию. Что дальше?

Тот англичанин проработал с нами целый год. И весь год регулярно приносил мне пакеты своей грязной одежды для стирки. И каждый раз у меня сжималось сердце при виде его потрепанных до дыр рубашек: «Что дальше? Жить в коробке на улице? И это вся благодарность за трудные миссионерские годы?» ...