January 24th, 2012

gold elf

Церковная "вертикаль страха" и её преодоление

В самом конце прошлого года на епархиальном собрании города Москвы патриарх Кирилл ответил на записки присланные духовенством из зала. В одной такой записке было написано, что в Русской Церкви создана "вертикаль страха", когда епископы боятся патриарха, настоятели - епископов, духовенство - настоятелей, тех - прихожане, а прихожан - внешние , неверующие. Патриарх с такой оценкой не согласился.

Я прочёл об этом здесь, в [info]Сhrist Civilization. Сама запись содержит опрос относительно того, существует ли такая вертикаль страха в сегодняшней Русской Православной Церкви. Около 67% ответивших считают что да, существует. Можно долго разбираться в причинах такой ситуации, и причины эти, в общем, ясны и понятны большинству тех, кого вообще волнует сия тема, но я сейчас не об этом. Я попробовал подумать, что же должно измениться, чтобы эта вертикаль, наконец, обратилась в ничто. Речь даже не о том, какие именно шаги надо предпринять, а о том, какова цель. Какие условия сделают существование церковной вертикали страха невозможной.

На мой взгляд, основных сил, поддерживающих сегодня вертикаль, три: (1) специфическое представление большинства духовенства о церковной дисциплине, (2) представление духовенства и мирян о том, что такое священник и в чём его обязанности, и (3) освященный веками принцип территориальной церковной юрисдикции. Итак, по порядку. Только хочу предупредить: под катом - текста на три страницы А4.

Collapse )

Collapse )

Collapse )
dwennimmen

10 реформ, необходимых Церкви?

В качестве ответа на пост Фомы Кранмера Церковная Вертикаль Страха и её преодоление, копия которого была размещена и в этом сообществе. Вот мои давние мысли на эту тему, которые я ныне, благодаря Фоме, нашёл возможным собрать и более-менее аккуратно изложить.


На мой взгляд, Церкви, для выживания (даже не столько процветания, сколько разумного выживания именно в качестве Церкви, а не секты и/или милой традиции) нужны (в любом порядке) примерно следующие реформы:

Группа А
1) Каждая община зарегистрирована как независимое юридическое лицо. Храм (или часовня + антиминс) всегда принадлежит общине. Епархии, стало быть, принадлежит только собор (или соборы).
1а) Возможны также "миссионерские приходы", у которых нет прихожан, и которые содержатся за счёт епархии. Но по достижении критического уровня "местного финансирования" (что эквивалентно появлению нужного количества прихожан) миссионерский приход должен превращаться в обычный - просто потому, что такая ситуация намного здоровее.
2) Финансы прихода (но не священника лично) прозрачны для всех прихожан. Финансовые вопросы решаются на собрании прихода, в соответствии с уставом. Там же решаются вопросы о зарплате. Отчётность доступна всем прихожанам.
3) Священники (в отличие от епископов) по умолчанию работают на светской работе и содержат себя хотя бы частично. Как апостол Павел. Если священник может позволить себе не работать, а жить только от алтаря - что же, это прекрасно. Может быть в этом месте народу много, а священников мало. Однако это должно быть исключением, а не правилом.
3а) В "миссионерском приходе" священник может работать только как священник, на полной занятости, - потому что он одновременно ещё и ведёт некую культурно-образовательную работу. Но делать вид, что у нас все приходы "миссионерские" - неправильно и вредно.
4) Лишить священника сана единолично - нельзя. Только соборно. Епископ имеет право запретить священника в служении, но ввиду пунктов 1-2-3 фактически священник всегда может не уходить в запрет, если община его поддержит. Размолвки случаются, это не повод судьбы ломать.

Группа Б
5) Отмена обязательного целибата для еписокопата. Епископ отличается от священника в первую очередь своей полной занятостью (отсутствием светской работы). Епископ - это профессионал в церкви; администратор, куратор, богослов, писатель. Но это именно профессия. Епископ - вдохновенный чиновник. Половые заморочки тут совершенно ни при чём.
6) Священникам можно вступать в брак после принятия сана, а не только до.
7) Второбрачным можно становиться священниками, хотя и не автоматически (нужны какие-то рекомендации, здравое суждение о причинах прошлых бед). Такожде священники должны иметь возможность вступить во второй брак с сохранением сана (хотя и - также - в индивидуальном порядке).

Группа В
8) Отмена статуса благочинного и возведение благочинных в епископы (см. 5).

Группа Г
9) Переход с иерархической канонической структуры на "матричную". Каждый священник подчиняется двум епископам: одному по принципу "деноминации" (сербы, грузины, греки, старообрядцы, кочетковцы, рпцз, старостильники, новостильники итд итп), одному по географическому принципу. Разные вопросы решаются с разными людьми (совместный крестный ход проще решить с местным епископом; вопросы типикона - легче со "своим"). Этим выполняется правило "один епископ в одном городе / районе / микрорайоне", но при этом снимается шизофрения канонических территорий, так заметная в Штатах и Европе, хотя в некотором смысле острая и в России (см. единоверцы, кочетковцы, грузины, подворья итд). Задумайтесь также о переходе отдельных приходов на русский язык, причём на разные переводы и с разной степенью интенсивности - чего в ближайшие лет 10-20, думаю, не избежать.
10) Поскольку "местный" епископ будет по роли своей вынужден уметь мирить и совмещать, вполне вероятно, что к его помощи и поддержке не побрезгуют прибегать и армяне, копты, сирийцы, ассирийцы католики. Что само по себе может принести, в долгосрочной перспективе, неожиданные позитивные плоды. А познаётся всё именно по плодам - мы же знаем.

Вот так примерно.

Как можно догадаться (и в соответствии с тем, что Фома Кранмер написал) такая модель означает, помимо прочего, увеличение количества приходов с одновременным уменьшением их среднего размера. А также - увеличение разнообразия (культурного, языкового, музыкального - всякого). И мне кажется очевидным, что это было бы полезно, удобно, и при этом неизмеримо лучше соответствовало бы духу ранней церкви. Роль общин, священников (=старейшин), епископов и других профессионалов церкви (апостолов-пророков) была бы гораздо ближе к тем, что описаны в Деяниях и Дидахе, например. И это было бы очень, очень хорошо!

Кроме того, для меня, как по крайней мере отчасти старообрядца ("отчасти" потому, что я в данный момент являюсь прихожанином Антиохийской церкви в США, что, очевидно, делает моё старообрядчество спорным для иных более "разборчивых" старообрядцев ;) - тем не менее, для меня такая реформа (в пункте 10) была бы исключительно важна, поскольку она снимала бы это нелепое противопоставление между "объединением" и "общением". Старая каноническая система, система поместных церквей - устарела, причём сотни лет назад, а не только сейчас. Сейчас - в нынешнем глобальном мире - это всего лишь стало, наконец, предельно очевидным. Когда в городе есть сербский, греческий, антиохийский арабский, антиохийский английский, украинский МП, русинский, и три русских храма (РПЦ, РПЦЗ, ОСА) - и все они по очень запутанной схеме, основанной исключительно на личных связях священников - друг с другом "дружат" или "не дружат", то говорить о канонических структурах - смешно. Увольте. Не бывает этого, давно уже нет, и хватит делать вид. 10 языков, два календаря, и ещё квинтиллион разных музык и разных переводов. Единственный шанс привести это хоть в какое-то подобие доброты и мира - это отказаться от идеи когда бы то ни было установить в этом мире старый добрый железный иерархический порядок, и просто попробовать сделать что-то функциональное - что, однако, при этом максимально выражало бы идею одной Чаши и одной Евхаристии.

Да, и ещё: о целибате я ранее писал тут: http://komelsky.livejournal.com/160006.html
О профессиональном священстве - тут: http://komelsky.livejournal.com/131907.html
О кочетковцах, и о том, что о. Георгий - потенциально классический "матричный епископ" - тут: http://komelsky.livejournal.com/146552.html