March 5th, 2012

gold elf

О древлем благочестии и народе-рогоносце

Недавно сайт "Самарское староверие" напечатал две интересных статьи. Первая по времени ("После владыки Никодима") была написана священником РПСЦ (это крупнейшая на сегодняшний день Церковь старообрядцев-попвцев) Иоанном Севастьяновым и посвящена нынешним нестроениям в старообрядческой среде из-за наплыва в оную среду неофитов-комсомольцев, единственная религия которых - горячая нелюбовь к господствующему исповеданию. Причём в практической плоскости нелюбовь сия, как заметил Севастьянов, "была направлена на шельмование и выдавливание прежних старообрядческих лидеров и постепенный захват власти". В ответ Севастьянову появилась другая, не менее занятная, статья. Автор статьи, И. Будкина (я не знаю, кто это), считает, что комсомольцы в РПСЦ - это, разумеется, проблема, но виновата в её появлении сама РПСЦ. Будкина пишет: "Прекрасный и светлый миф о многовековом стоянии за веру несгибаемых наследников Аввакума начал создаваться почти одновременно с возникновением Белокриницкой иерархии... Может быть, изначально не стоило лгать? Виноваты ли птицы, слетевшиеся на свисток-обманку охотника?"

Обе статьи написаны по-своему толково. Однако оба автора, на мой взгляд, упустили главную проблему староверия едва ли не всех мастей: желание считать себя наследниками дониконовского русского духовного уклада, дореформенной Русской Церкви. Разумеется, РПЦ тоже считает себя таковым наследником. Но если в РПЦ найдётся значительное количество голосов трезво и очень критично оценивающих дониконовские (равно как и послениконовские) времена, то для многих староверов характерна идеализация той эпохи. Для них это - золотой век, времена "древлего благочестия".



Collapse )
калифорния1

(no subject)

И долго буду тем любезен я народу,
Что чувства добрые я лирой пробуждал,
Что в мой жестокий век восславил я свободу
И милость к падшим призывал

А.С.Пушкин

«Что двигало этими девицами - сложно сказать. Но это нужно выяснить. Я думаю, что нужно раскрыть всю цепочку организаторов этого постыдного действа, нужно, чтобы его участницы и организаторы дали показания». прот.Вс.Чаплин.

Как это делается в Отечестве - особо пояснять не надо, технологии за многие десятилетия только отточились до совершенства. В итоге две молодые женщины, чья причастность как к самой скандальной группе, так и к приснопамятному выступлению, окончательно не доказана, уже оказались за решеткой. Срок девушкам угрожает весьма серьезный - до 7 лет лишения свободы, при том, что за убийство сейчас дают порой года три, а то и попросту отпускают в зале суда. Достаточно задать поиск хотя бы по случаям гибели пешеходов по вине водителей, чтобы убедиться в этом.

Позволю себе вспомнить один сравнительно давний по нынешним временам инцидент - суд над алтарниками, разгромившими выставку "Осторожно, религия!". Не хочу сейчас ворошить все подробности того дела, остановлюсь только на одном аспекте. По Конституции Россия - государство светское. Соответственно, привлекать к ответстственности человека (людей) можно только на основании светских законов, и за совершение уголовных, гражданских или административных правонарушений. И с точки зрения законодательства алтарники как раз совершили акт хулиганства и вандализма в публичном месте, уничтожив не принадлежащую им собственность. Однако же и судом, и собратьями по вере они были оправданы, поскольку мотивы религиозные перевешивали любые юридические аргументы. Девушкам же за их хулиганство светит наказание весьма нешуточное.

Получается весьма неприглядная картина - "наших" хулиганов можно и нужно отмазывать от наказания, потому что это "наши" хулиганы, оскорбленные в лучших чувствах чужими кощунниками. Когда же речь о "чужих", больно задетых и оскорбленных теми неприглядными процессами, которые, увы, идут в нашей церкви, то здесь мгновенно возникает гневный хор, требующий избить, размазать по стенке, загнать "чужака" на долгие годы в тюрьму или ссылку, чтобы более никогда не смел рта раскрыть и шагать не в ногу.

И что ж у нас в итоге получается? Что мы о милости и милосердии вспоминаем (и то далеко не всегда) только если пал свой? А "чужого" догоним и порвем в точном соответствии с песней Геннадия Пономарева ("Мы врага настигнем по его же следу И порвем на клочья, Господа хваля")? И чьи мы после этого ученики? А ведь сейчас еще не поздно. Мы можем сказать свое слово, можем попросить о милосердии к молоденьким дурочкам, не нашедшим других способов быть услышанными и при этом сказать о том, что у них наболело. И если у нас есть хоть малейший шанс быть услышанными, я думаю, нам надо постараться этим шансом воспользоваться. Лично я голосую за Пушкина, а не за Пономарева. А вы?