March 14th, 2012

я :)
  • alniks

Быть священником

Я с самого начала читаю сообщество. Но ни разу в него не писал. А сегодня решился предложить уважаемым участникам первую запись и первый вопрос. Казалось бы, каким должен быть священник, вопрос самоочевидный — всё уже написано и не раз. Но очевидное для одного бывает сомнительным для другого: то ли не разглядел, то ли не туда смотрел :) Кроме того, каждый из своего опыта выносит что-то особое...

Ниже я привожу текст из своего журнала. Там несколько простых, и как мне кажется, очевидных соображений о сущности священства в христианстве.  А как вам видится этот вопрос?

Ну, а отца Алексия... помяните, если желаете. Ну, кто ради поста, а кто и просто потому, что я вас об этом прошу. Обещаю, в других случаях не надоедать.

Итак, перепост...


Памяти протоиерея Алексия Самолдина

Случившееся с отцом Алексием для меня большая личная утрата. И я всё ещё в шоке. Потому что мне очень дорог этот человек. А я, увы, не много о ком такое скажу...Но не стал бы писать и о нём ради одних лишь личных переживаний: ЖЖ не место раздеваться. Но теперь, когда уже случилось, тут мало «помяните!». Всё дело в том, что протоиерей Алексий Самолдин был священником от Бога. Я сознаю, что слышен пафос. Но пишу спокойно — священником от Бога. Всё верно, и тут трезвая оценка. И да, дано не каждому. Но он им был.

Но это значит, что о нем, о том, чем жил должны узнать другие. Но я совершенно не готов писать о личном. Может, как-то позже... Даже и не знаю... И потому, пока всего один вопрос:

Каков же должен быть священник?

Вопрос насколько прост, настолько и не прост. :)

Он прост, потому что уже давно всё сказано: «Образ буди верным словом, житием, любовию, духом, верою, чистотою». Так гласит надпись на кресте.


«Образ буди» — значит, веди за собой, будь примером, будь первым. Что чисто, что верно, что правда — то твоё. Научись этому сам. И передай лучшее, что довелось тебе у кого увидеть — другим.

И вопрос не прост, потому что уже всё засахарено.

Захочешь сказать, что доброе о каком священнике — оно уже про всех сказано. Доброе слово из имени прилагательного стало именем обязательным. Но и тут оно уложено в жесткий стандарт: говори обо всех одинаково. Скажешь чуть ниже — и поругал священство. Скажешь выше — и сразу же обидишь других. Иногда чтобы похвалить, лучше просто помолчать… Потому что иначе только штампованная ложь.

***

Преемство в церкви держится не на возложении рук, не на единстве философской школы, не на способности разных поколений удержать один и тот же богослужебный устав. Это всё вещи во многом случайные: они не способны ни образовать церковь, ни удержать.

Преемство в церкви держится на свидетельствах очевидцев. Люди свидетельствуют, что они видели, и что они слышали. Свидетельствуют и верой, и словом. И свидетельствуют всегда только от своего, и значит, только от первого лица.

И священник должен быть прежде всего свидетелем. А значит и очевидцем. И как очевидец он должен свидетельствовать только о подлинном — что он знает от опыта. Даже от имени церкви священник может говорить только когда знает нечто по опыту. Просто тут ещё и другие в церкви разделяют этот его опыт. Но нужно чтобы его личный опыт тут непременно был. Иначе не свидетельство, а насмешка, шоу, или просто игра.

Семинарии, богослужебные книги, философские системы лишь организуют опыт, помогают (когда они сами хороши) его лучше сформулировать и доступнее выразить. Но сначала должен быть сам этот опыт, само организуемое. Нет опыта, нет и личного свидетельства. Ты можешь закончить хоть академию, совершенствуясь в риторике и цитировании. Но и тогда, если ты не очевидец, если не по опыту знаешь — тебе будет не о чем говорить. Считаю верной фразу, что сила слова по силе жития.

***

«Иди и смотри!» — говорит апостол. «Воскресение Христово видевшее!» — поют, когда и правда знают. Единство церкви есть единство свидетельства, и это значит, каждый в ней непременно очевидец.

«Идите и проповедуйте», или «идите и крестите» — формула не только апостольства, но и всякого священства, если говорить о христианстве. И потому в нем все священство — чтобы свидетельствовать внешним, тем, кто не видел. Тут главное значение церкви в мире людей. Церкви как сообщества видевших. Каждая поместная церковь или приход вне этого лишь организация или организм.

Но кто-то должен свидетельствовать и внутри церкви. Для своих. Тут уже нужен Божий дар.

И вот кому такое свидетельство удается — тот только и есть истинный священник. Священник от Бога. А когда нет, тогда ты лишь прислонился в клире. Шаманишь там, или чиновником работаешь, или это просто бизнес, или сам уже не понял ты, куда попал. И тут уже совсем не важно, кто и где тебя рукополагал. Дар этот не от рук. От Бога: кому захочет, тому лишь и даёт. И лишь потом к тому уже приделываются хиротонии, ставленные грамоты, рясы, да наградные кресты.