March 15th, 2012

Oldman's desk

Не простить, не понять, не согласиться? или Почему и я подписал письмо в защиту «Pussy Riot».

Эту статью я послал несколько дней назад в редакцию "Правмира" с просьбой опубликовать её, если они сочтут возможным. Но обработка писем в "Правмире", как выяснилось - дело нескорое, в связи с чем публикуюсь здесь: 

"Каких только несдержанных на слова статей я ни прочитал в православных СМИ за последнюю неделю! Вышеупомянутой группе в них, правда, посвящена только какая-то часть, львиная же доля пришлась на тех, кто подписал обращение о ходатайстве за них к Святейшему Патриарху. По мнению авторов, мы «влюблённые ботаники». Мы «наглые активисты». Мы «добрые» (в кавычках) люди. Мы… Список характеристик, данных нам нашими же единоверцами без какой-либо попытки узнать нас ближе или узнать причины, побудившие нас подписать это обращение, длинен. И если бы хоть треть из них была справедливой, не было бы нужды писать этот ответ. Но увы.

Меня также возмутило выступление этих девушек: лично мои религиозные чувства они безусловно оскорбили. Но куда глубже меня оскорбили высказывания о. Всеволода Чаплина из его статьи «Простить, понять, согласиться?» от 09/03/12, из которых следует, что я – не православный христианин, потому что не хочу мстить оскорбившим меня, потому что верю в силу милосердия, потому что возмущён агрессией со стороны своих же единоверцев.

Изначально я был согласен с тем, что эти девушки должны понести административную ответственность. Мнение моё изменилось, когда я ознакомился с бурным обсуждением в православной среде возможного воздаяния. Уж слишком яростно на них обрушились «ревнители благочестия», уж слишком часто стали мелькать рядом с рассуждениями о душевной безнадёжности этих девушек как личностей напоминания, что по статье 213 (2) УК РФ за совершённое ими хулиганство по предварительному сговору полагается до семи лет лишения свободы. Учитывая, что истцом в деле выступают православные, наивно думать, что следствие не примет к сведению всю жёсткость высказываний на тему кощунства выступивших по этому вопросу священников и мирян. Неисповедимы пути слепой Фемиды, и меч её под окрики оскорблённых вполне может отмерить девушкам даже срок.

Разве не по заслугам, спросят меня? По-моему, нет.

В Сети то и дело мелькают вопросы подписавшим: «Вот если к вам в дом ворвётся грабитель…» и т.д. Эта аналогия неверна. В случае с грабителем в моём доме совершается преступление против меня как гражданского лица. В случае же с кощунством в Храме Христа Спасителя преступление совершенно против меня как верующего. Итак, над моей верой надругались – каков мой ответ?...

Я согласен с о. Всеволодом Чаплиным в том, что веру и святыни как высшую ценность должно защищать. Но если в этом деле приходится выбирать между осквернением храма и забвением евангельских заповедей, то я предпочитаю видеть осквернённым храм, как ни болезненно подобное зрелище. Если и это будет сочтено неправославным, то я хочу напомнить, что в годы «красного террора» осквернены были очень многие церкви, но их настоятели и прихожане предпочли мученическую смерть причинению мучений своим палачам. Многих из этих людей мы ныне почитаем как новомучеников и исповедников Российских. Если митрополит Петроградский Вениамин и иже с ним не призывали своих прихожан избивать приходивших громить храмы большевиков, то почему мы должны прямо-таки требовать сурового возмездия хулиганкам? Прощать и миловать – тоже норма Православия.

Некоторые пишут, что этих феминисток не простит Бог. Я на этот счёт не имею такой уверенности. Зато уверен я в другом: «если вы будете прощать людям согрешения их, то простит и вам Отец ваш Небесный,  а если не будете прощать людям согрешений их, то и Отец ваш не простит вам согрешений ваших» (Мф. 6:14). Или это тоже сказал «секулярный гуманист»?

Поэтому, если выбирать в этом деле между воздаянием и милосердием, я выбираю последнее. Своей аргументацией в пользу первой позиции вы, дорогие единоверцы из числа её сторонников, напомнили мне о первостепенной важности позиции второй.

…Причём здесь Патриарх, почему мы «навязываем» ему нашу позицию своим письмом? Во-первых, мы ничего не навязываем, мы – обращаемся. Во-вторых, к кому как не к Патриарху, предстоятелю нашей Церкви, обращаться с ходатайством за тех, кого другие её представители хотят видеть, по нашему мнению, чересчур сурово наказанными?

Это вторая гирька на весах Правосудия, в дополнение к первой, от обвинения.

Напоследок выскажусь о людях, не являющихся нашими единоверцами, но также подписавшими письмо. Я удивлён, что некоторых моих единоверцев это коробит. Я лично рад был найти столько единодушия в вопросе милосердия среди людей, часто настроенных враждебно по отношению к нам, православным. В подписях их не звучит уже ставшего типичным среди нецерковных людей пренебрежения или открытого презрения к Церкви. Это потому, что милосердие является одной их тех самых высших ценностей, которыми христианство обогатило мир и которую даже его враги признают неотъемлемой от его сути, ценностей общепризнанных и потому и объединяющих, и вызывающих уважение. Именно в контексте подобных ценностей и возможно взаимодействие, а вовсе не в ненависти, что потоком льётся и на самих феминисток, а на тех, кто вступается за них. Я советую всем несогласным с нами внимательнее прочитать комментарии к письму, и обратить внимание не на исповедание и «известность имён» подписавшихся, а на характер их подписей, недвусмысленно мирный и серьёзный. Вот такими могут быть атеисты, агностики и прочие «секуляристы», если мы ведём себя по-христиански. Кто станет нас оскорблять в этом случае? Нет лучшей защиты, чем уважение со стороны других.

Акция «Pussy Riot», судя по развивающимся событиям, на самом деле явилась вызовом Церкви, и оттого, как Церковь себя поведёт в этой ситуации, зависит, как её будут воспринимать впоследствии: как сурово карающую за причинённые обиды, или последовательную духу Евангелия, призывающему нас любить врагов, благотворить ненавидящим нас, и благословлять проклинающих нас.

Игорь Новокрещёнов, прихожанин храма Св. Петра и Павла РПЦ МП в Дублине, Ирландия.