April 15th, 2012

Христос Воскресе!


Со Светлым Христовым воскресением!





 «Простим вся воскресением»  - поётся в пасхальном каноне. Вопреки мнению некоторых новых комментаторов, мы считаем, что христианам дОлжно стремиться  прощать  не только тех, кто просит об этом. И в знак этого снимаем  бан со всех забаненных до сегодняшнего дня.
калифорния1

(no subject)

Дорогие сообщники, у меня тут пару дней назад вопрос ко всем вам созрел. Собственно, началось все с того, как я случайно услышала в пятницу, как стоявшие рядом со мной в церкви родители уговаривали семилетнюю дочку пойти на исповедь. Девочка во всех прочих ситуациях абсолютно солнечная, радостная и очень легкая в общении начала упираться буквально до слез, капризничала и всячески отказывалась, родители на два голоса продолжали настаивать. И это при том, что у нас на приходе в принципе не стоит вопрос об обязательности исповеди перед причастием, тем более для детей и подростков.

И вот, среди прочего, прозвучал такой аргумент "Взрослым тоже никогда не хочется идти на исповедь, но они себя заставляют и принуждают, потому что иначе невозможно как следует подготовиться к празднику". Я с этим утверждением насчет "никогда" не согласна категорически, по крайней мере в том, что касается меня самой. Но вот стало мне интересно, какая из двух позиций более распространена. Может быть, вы захотите поделиться своим опытом, что для вас исповедь - насилие над собой и принуждение, внутренняя потребность или что-то еще? На всякий случай уточню, что я не рассматриваю ситуацию, когда без исповеди вообще не причастят. Напротив, речь идет о ситуациях, когда никакого внешнего контроля за частотой исповеди нет.

Заранее спасибо всем, кто захочет принять участие в разговоре!

Недавне Великопостное...

Был на Страстной на "12 Евангелиях" - самой длинной службе церковного года. Ну, да, два с половиной часа. Это что прям таки невыносимо? Ну, и себя ловил на том, чтоб передернуть плечами и помассировать шею, и рядом стоящие тоже чуть потягивались. И что? А хорошо!

Хорошо, что метод русского Богопоклонения, безусловно, экстремален. В какой религиозной практике мира многочасовые стояния или термошоки от погружения в ледяную воду под Рождество? Ну может в индуизме есть Ратха-ятра, когда "В прошлом индусы часто бросались под колёса колесниц, так как считается, что тот кто погибает таким образом — получает освобождение и возвращается в духовный мир" http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%A0%D0%B0%D1%82%D1%85%D0%B0-%D1%8F%D1%82%D1%80%D0%B0 Кажется, мы близки этим ребятам. Не до смертоубийства, однако, но по сладко-мазохистичной устремленности ввысь - наверняка.

Русская ортодоксия - принципиально лишена комфорта. Мы не садимся, расслабившись. Мы выстаиваем, напрягаясь. Снисходя до психо-физиологии, получается, что через своеобразные телесные практики мы таки достигаем вытягиванием себя в стройной позе и монотонно-ритуальными телодвижениями состояния сознания, готового к переживанию ино-опыта. Для нижележащих психологических интерпретаций то будет "транс". А не его ли искал равноапостольный Владимир, выбравший Византийское Христианство, впечатленный словами послов - "Мы не знали на Небе ли, на земле ли"?

Уж что-что, а недостатка в духовных дарах у нас нет. Та самая продолжительность. Непонятность текстов и дивная напевность. Символизм, познав часть которого, никогда не дойдешь до истоков. Как же хорошо чтение Евангелий на церк/славянском. Объемное, 5D видение предмета Страстей. Вот в русском от Матфея - "Не верьте, Он обманщик", по славянски - "льстец". Вот и думаешь минут 15 - а кому Он польстил то?

Возвращаясь к той службе. Первое Евангелие читается минут 40. Уже чуточку ломает. А как представиш, что остальные 11 будут той же продолжительности - ужас бессилия накатывает. Но нет, все меньше и быстрее сменяют друг друга отрывки Страстей. И в интервалах меж ними все драматичней песнопения. Ах, хорош прокимен - "И одежду Мою делили меж собой". Трогательно и как то бытово понятно. Свое, свое...

И слушатели службы, да какие слушатели, мы в одном помещении быстро становимся родными друг другу, участники, члены бригады, как то сродняемся. И когда очередной батюшка ну явно перепутал последовательность чтения, то настоятель с ним перемигивается - "Не робей, начинай свое", с улыбкой, с пониманием, все встряхиваемся и чувствуем, что это мы. Работаем, лажаемся, исправляемся и снова работаем.

Да, я ошибся, думая, уж чего чего, а не бывает, что молитвословий не достает православным. Ага, бывает, и после почти трех часов, прихожане все равно не домаливаются. То есть я видел, что люди не спешат из храма. Чтобы вышел батюшка и его не достали вопросами - вот этого не бывает. Теснят, домогаются. Закончились тексты и гимны - мы становимся в очередь приложиться Распятию.

Не прекращается творчество - оказывается теперь надо во время переживания гибели Спасителя взять с собой возжженую лампаду и додержать ее до Вокресения. Очень, получается, психоделичен наш, освященный предками, опыт Богопоклонения. Утомителен, резок, трогателен. Его не забудешь. И если идешь в храм с намерением потрудиться для Бога, то возвращаешься оттуда с благодарностью - трудиться то и не пришлось, а довелось получить. Незаслуженную совсем радость. Вот это настоящий диалог с Небом - ты ему минутки напряжения спины, а Оно тебе - приглашение к переустроению себя, да с переживанием отныне такой тоски, когда пропущено очередное уставное служение...