April 30th, 2012

злободневное

Церкви заниматься популизмом не стоит, никому не стоит. Но и нельзя отмалчиваться, когда все вдруг обернулись и смотрят на тебя с немым вопросом. Во многих романах есть такие сцены, у Вальтера Скотта и Фенимора Купера особенно. Когда главный герой, скрывающий свою личность, вдруг вызывает странные вопросы у тех людей, рядом с которыми находится. Обычно это дело чести, тайна, он молчит. И его заключают под стражу до выяснения обстоятельств или даже хотят убить. Это адекватная реакция на обвинение, оставшееся без ответа. Молчание здесь не признак мудрости или смирения, а знак согласия, признания вины. Невиновный не станет смотреть в пол и ковырять в носу, краснея как помидор.

Церковь и церковь смешивать нельзя. Святость и правота Церкви на церковь распространяются необязательно. Церковь врата адовы не одолеют, но это вовсе не значит, что всё население Земли не может из неё выпасть: у Бога все живы и в Церкви уже миллионы членов. (Лук.18:8 - "Но Сын Человеческий, придя, найдет ли веру на земле?) Церковь как институт должна служить мостиком, по которому люди входят в Церковь, и она может и должна оправдываться буде к ней возникнут вопросы - а не прохудился ли мост, туда ли он ведёт, а не в пропасть.

Апостольское преемство и Евхаристия не достаточные условия для спасения. Да и что за преемство? По Духу. А здесь как раз большие вопросы к некоторым. Правящий епископ моей епархии - гомосексуалист, например. Сейчас у многих складывается впечатление, что стоит только одному человеку возложить руки на другого и всё, Истинная Церковь будет жить.

Это понимают все, даже епископы. Возможно именно поэтому так массово и помпезно были прославлены новомученики. Шмеман указывал на странность слова новомученики. Оно действительно не совсем корректно - это добавка личного отношения. Мученики и есть мученики, не бывает новых или старых. Но для церкви это кровный интерес. Если в ней ещё так недавно были святые, несомненно принадлежащие Церкви, то в её (церкви) существовании ещё есть смысл.

Фактически и мы, и католики буквально помешаны на преемстве. У них это ещё обострено особым почитанием Папы который один, и который викарий Бога. Впрочем сейчас католичество довольно активно пересматривает такие сомнительные положения. Потому что они видели тупик. Какие-нибудь Борджиа, активно использовавшие второй меч, отрезвляют.

Когда я вижу о.Андрея Кураева, извивающегося как уж на сковородке в попытках смягчить некоторые реалии нынешней жизни церкви, мне его жалко. Есть невысказанное ощущение того кто предатели. Кто предаёт Церковь, кто компрометирует все попытки церкви хоть как-то исполнять свои обязанности. С одной стороны красивые слова о миссии, с другой - саботаж её.

Молебен 22 апреля это неплохо, я не пошёл потому что боялся чего-то гораздо более советского. И сколько людей не пошли по такой же причине? Но если бы вдобавок к молебну запретили Дмитрию Смирнову и Всеволоду Чаплину выступать в СМИ, произнесли бы порицание Бойко-Великому, хоругвеносцам и тем, кто алкал мести в интернетах, потребовав от них покаяния...

Ужасная советская, зэковская, пацанская привычка свои против чужих. Круговая порука и стенка на стенку. Позовут - не пойду. Православие как клич кругом враги, к пулемётам, братья и сестры я не принимаю.

У очень многих православных эти вопросы тлеют в глубине. Не дают выспаться по ночам и вызывают тахикардию. Вся их приверженность РПЦ держится на общепринятом понимании апостольского преемства и Евхаристии. Механического и почти магического понимания, если честно. Мы неизбежно отпадём от Церкви, если главный вопрос связи с ней, пребывания в ней, пущен на самотёк и обеспечивается только возложением рук одними немногочисленными стариками на других.

Даже в действительность Евхаристии мы верим только потому, что её совершает именно этот, на которого руки положили. Неспроста стали анафору читать шёпотом и требовать от хора заглушать её своим пением - там нет ни слова про всё это, только смиренная просьба призреть на недостойных.

Если священник хороший, но его извергли из сана - Таинство он совершать не может; если священник негодяй, но из сана не извержен - всё ок. Откуда эта шизофрения? Огонь Тела и Крови Бог может зажечь, но не вышло бы с нами как с жрецами Баала.

Я могу быть глубоко неправ. Просто вербализовал некоторые печальные думы, иногда посещающие многих людей. Нынешняя ситуация безболезненно не пройдёт, она будет иметь влияние на экклезиологическое восприятие. Как только люди найдут в себе смелость задать вопросы о Евхаристии и преемстве, диомиды и пензенцы начнут расти как на дрожжах.