November 21st, 2012

Немного о языке догматики

Лично я никогда сильно не интересовался разными вероучительными тонкостями. И прекрасно понимаю, почему, например, у отца Александра Меня одна из немногих или даже единственная четверка в семинарском дипломе была именно по догматике. Иисус открыл человечеству не столько, как мыслить о Боге, сколько как жить и действовать перед Богом и людьми в этом мире, и в этом основная истина Писания. В первоначальном Предании чисто умозрительных истин было не так уж много. Впоследствии, при вхождении христианства в греко-римскую образованную среду, где, как известно, любили философствовать, разных теоретических истин умножилось в разы, а то и на порядок.

В частности, в вероисповедные формулы вошли такие понятия, как "сущность", "природа", "ипостась", взятые у Аристотеля. И слово "ипостась", употребляемое у апостола Павла ( в Евр. 1, 3 и, тем более, в Евр. 11, 1, переведенное на русский как "осуществление"), имеет совсем не тоже значение, какое впоследствии вошло в христианскую догматику благодаря Великим Каппадокийцам. А многим современным людям это вообще мало что скажет и скорее просто затрудняет постигать вероучение, касающееся Троицы.

А вопрос у меня следующий. Collapse )