February 3rd, 2013

  • heremon

Зачем доктор Лиза хоронит бездомных ?

Доктор Лиза:   Я пытаюсь их похоронить по-человечески. Потому что, много лет работая с бездомными, я слышу от них одну и ту же просьбу: похороните меня по-человечески.

Это очень странно, но это так. Они крайне редко просят еще чего-нибудь, кроме как поесть. Но когда мы общаемся больше двух-трех месяцев, я спрашиваю: «Что тебе вообще надо?» Он отвечает: «Лиза, закопай меня как человека». Причем солидно так говорит. «С крестом похорони, забери из морга, одень по-человечески, и чтобы в могиле, чтобы не в общей, не под номером». Они живут под номерами…

Соколова: Как это — под номерами?

Доктор Лиза: Живут без документов, они же никто. Документы утеряны. Это я знаю или ты, что они — Таня, Катя или Мария Ивановна. Но мы же очень мало знаем о том, кем они были, кем работали. Для обывателя это безликая, отвратительная, безобразная масса. А все они — люди. И как ни странно, желание быть похороненным нормально среди них встречается чаще, чем желание, например, вернуться к нормальной жизни, обрести квартиру или еще какие-то блага. Это меня очень удивило.

... Кстати, их отпевает бесплатно единственный священник в городе Москве. Причем отпевает не заочно — «отпою, напишите записку», — а разрешает привозить тело в храм. Несмотря на то, какой день — рабочий или праздник церковный — отец Константин отпевает их, как самых близких людей.

Соколова: Как ты его нашла?

Доктор Лиза: Однажды, когда мне негде было отпеть бездомного, я задумчиво перелистывала список храмов и думала: что делать?..

Соколова: А ты обращалась к другим священникам?


Доктор Лиза:  Да. Мне отвечали: платите деньги, договаривайтесь… Ты думаешь, в храме к священнику подойдешь?! Ты должна пройти череду свечниц, ключниц, все на тебя шипят — как одета? Куда пошла? Поэтому иллюзий у меня не было.
Я перелистывала странички, а потом вспомнила, что в начале моей работы был священник, который прислал мне умирающую, которую не взяли в хоспис. Я позвонила ему и говорю: «Вы не помните, у меня умирала девушка Лена? Я тот самый доктор. И у меня к Вам просьба. В царицынском морге, в судебке, лежит тело невостребованного пациента. Вы не отпоете?»
И он с такой радостью согласился! Говорит: «Конечно! Когда? Завтра?» А потом — второй, третий, четвертый человек...
Эти отпевания — очень странная картина. Ведь бездомного никто не приходит хоронить. Приезжаем я, мой второй доктор, мой водитель, не православный, иногда, если повезет, охрана. Вот мы все стоим у гроба. И отец Константин таким красивым чином всегда отпевает бездомных. Иногда остаются прихожане, потому что он читает очень трогательные проповеди после этого. Вот такой у меня замечательный священник.

Соколова: Один?

Доктор Лиза: Всегда кто-то один находится.

Полный текст на сайте snob.ru :
http://www.snob.ru/selected/entry/54430 
зимние ветки

Мнение философа

Пишет Эдуард Надточий в ФБ:

Да, соглашусь: у РПЦ МП лишь одна небольшая проблема: какие-то люди, зачем-то приходящие в храмы. Вот это им - лишнее. Люди эти должны быть вызываемы по щелчку пальцев из небытия, когда нужно "продемонстрировать мощь", а в остальное время их совсем не нужно, только надоедают, одни от них убытки. РПЦ МП - удивительная, уникальная церковь для виртуальной паствы, существующей лишь как идеологический симулякр. "Церковь, которой не существует", как сказал бы Бодрийяр - в том смысле, что это несуществование мощнее любого существования, небытие, превышающее интенсивностью - там, где надо -любое бытие. Никаких "реальных" верующих этой корпорации не нужно вовсе, не в этом ее смысл и задачи.
По-моему, нечто абсолютно небывалое, мне аналоги этого церковного постмодерна неведомы.

Collapse )

снег
  • putnic

(no subject)

Прошу прощения у благородного сообщества, если это не в тему. Но потребность обсудить это так велика, что вопреки правилу лучше помалкивать молчание-золото, я решилась проблему «обуквить».
Сегодня знакомая – многодетная мама поведала о повышении платы в православной гимназии для многодетных. Им отменили скидки. Несколько семей уже забрали детей. Детям из семей священников платы не повышали. Я очень этому рада, но…
Collapse )
боярин смеётся ("петр первый")

Бурса.

  Мрачное здание духовного училища до революции было монастырской, а после революции - обычной районной больницей. Жили мы в полуподвальной комнате, где до этого располагался прозекторий. В углу стояла огромная никогда не высыхающая лужа, а постельное белье было таким влажным, будто его только постирали и отжали, но не высушили. По комнате и в коридоре расхаживали, важно переваливаясь, громадных размеров крысы, которые на возглас "кыш!" даже не реагировали, а на попытку пнуть отвечали нападением. Однажды довелось видеть такую картину: спит мой сосед, а у него на одеяле сладко дремлет крысенок. Из окна комнаты открывался вид на унылую стену монастыря и здание типографии, рядом с которым протекала грязная речушка. Время от времени из монастырской типографии выносили всякий мусор, складывали в большую кучу и поджигали. От костра шел едкий черный дым, а недогоревшие остатки дождями и разливами смывало в речку. В бывшем училищном храме раньше был абортарий, и ходили рассказы, что молиться там в одиночестве по ночам опасно. Слышны будто бы женские крики и плач младенцев. Однажды дежуривший ночью на входе воспитанник училища увидал прошмыгнувшую в здание собаку. Он вскочил, бросился за ней следом; собака, оглядываясь, прибавила ходу и протрусила по лестнице на второй этаж, а там по коридору - в училищный храм. Запыхавшийся дежурный догнал ее и стал ловить. Тут псина останавливается, и, глядя студенту в глаза, говорит: "Оставь меня, что тебе до меня?"
Collapse )

Вскользь

Предстоятель МП призвал монастыри к гостеприимству. А незадолго от этого так же ратовал с трибуны о священнической скромности при покупке автомобиля. Может и ещё что было им озвучено - не слежу. Вот только вспомнилось, как в семинарии, на послушании в столовой на мойке мы наблюдали, как над столом возле раковин "шеф-повар" клеила распечатки с уведомляющей надписью о том, что этот стол "только для чистой посуды". Видимо, нашей главной поварихе надоело видеть, как на этом столе постоянно перемешиваются объедки с уже вымытой посудой, отчего та сразу перестаёт быть таковой. Со мной тогда учился мой патер, и глядя на эту надпись он заметил, что все правила и напоминания появляются там, где поступают, как раз таки, вопреки очевидности и смыслу иначе. И стало быть уже и надпись ничего не изменит.

Послесловие. Фильм "Зелёная миля".
Хэл Мурс, начальник тюрьмы:
-Перси Уэтмор, ничего не хочешь сказать?
Охранник:
-Я не знал, что губку надо намочить.
Хэл:
-Сколько раз ты писал на сиденье унитаза, прежде чем тебе сказали, что его поднимать надо?