March 11th, 2013

flemish

поминание патриарха и богословие

По мере обсуждения выяснилось, что за спорами о вопросах ухода, перехода и входа на самом деле стоят нюансы восприятия одних и тех же явлений, и интересный тому пример - поминание известно кого в качестве "великого господина и отца, святейшего". Ведь если кто-то не признает его в этом качестве, то это поминание для него ложно. Какие самоощущения возникают у верующего, когда он слышит такое на Литургии?

Вот как это, например, связано с богословием Афанасьева и Шмемана.

С консервативной точки зрения Литургия совершается священником, так что это его проблемы, а прихожанин смолчит и не солжет. Но с точки зрения афанасьевской экклезиологии, священник представляет народ, то есть Литургия совершается всеми, и все складывают свою веру в слова священника. Значит священник сказал - прихожанин тоже сказал, даже если он физически молчал.

С консервативной точки зрения можно считать, что поминание относится к сану. Но и понятие сана в евхаристической экклезиологии отличается. Каждый крещеный христианин имеет царственное священство одинаковой степени, но дары Святого Духа отличаются в зависимости от возложенной ответственности. Грубо говоря, разница между крещенным младенцем и патриархом в степени священства такая же, как с консервативной точки зрения - между викарным епископом и патриархом. Проблема в том, что дары Святого Духа, как известно, можно угасить - и тогда от сана остается только занимаемая должность. Тут можно спросить - а как же недостойный священник совершает таинство? Видимо, верой прихожан, о чем уже было сказано.

С консервативной точки зрения маленькая ложь, тем более требуемая регламентом, на Таинство не оказывает никакого воздействия. Главное - это евхаристический канон, если его сказали правильно, то все, преложение случилось. Тем более подчинение регламенту - это демонстрация смирения, а это хорошо, это Бог любит. Но с точки зрения шмемановской сакраментологии Таинство не происходит "отсюда и до сюда", оно представляет собой непрерывную симфонию благодарности, и начинается даже не с проскомидии, а примерно с выхода из дома и пути в храм. И вопрос здесь не в том, преложится или нет - Дары-то преложатся, но что мы Богу принесли, достойно ли мы Его благодарили, испытали ли мы Царствие на земле? Здесь маленькая фальшивая нота может разрушить гармонию большого. Та же самая сакраментология у староверов, поэтому они так и носятся с тем, что в никонианстве кажется сущими мелочами.

Это была точка зрения "слева". Но скажем в РПЦЗ, которое трудно заподозрить в симпатии к парижскому богословию, тоже есть разномыслие по этому поводу. МП специально предоставило сомневающимся приходам РПЦЗ пятилетнее право не поминать (пять лет недавно истекли, но я не слышал, чтобы кого-нибудь пробовали заставить поминать). Может быть, есть и другие причины - в парадигме, менталитете, богословии - для разных ощущений при поминании?
старый гляжу

вопрос к знающим

Подскажите, пожалуйста, что можно почитать про жизнь православных в Палестине под властью Латинских королей (XI-XII) - расширенную версию истории Иерусалимской Церкви, или какие-нибудь специальные исследования по этому вопросу.