May 22nd, 2013

ассизи

Милость и истина сретятся

Статья итальянского философа Джанни Ваттимо «Эпоха интерпретации» о новых (хорошо забытых старых) возможностях любовного обручения веры и истины, предоставляемых нашей эпохой. В сокращении (полностью в русском переводе здесь).

Но Лиотар и другие теоретики постмодернизма никогда не замечали и не говорили, что Ницше и Хайдеггер выступали не только изнутри современного процесса распада метанарративов, но и, прежде всего, изнутри библейской традиции. Не так уж абсурдно утверждать, что смерть Бога, провозглашенная Ницше, — это во многом смерть Христа на кресте, изложенная в Евангелиях. Согласно Дильтею, именно появление христианства сделало возможным последовательный распад метафизики, который, с его точки зрения, достиг своей наивысшей точки у Канта, но это также относится к нигилизму у Ницше и концу метафизики у Хайдеггера. Христианство привносит в мир принцип интериорности, благодаря которому «объективная» реальность постепенно утрачивает свой безусловный вес. … я утверждаю, что герменевтика, проявившаяся в своем самом радикальном виде в высказывании Ницше и в онтологии Хайдеггера, представляет собой развитие христианского послания. … Можем ли мы на самом деле утверждать, как, на мой взгляд, мы должны, что постмодернистский нигилизм составляет действительную истину христианства?

Collapse )

Рим древнехристианский

Только что вернулся из Рима, где провел 10 дней. Хочу поделиться впечатлениями.  Мест связанных с древним христианством в Риме по официальному счету больше сотни, так что данный пост на полноту не претендует. Речь идет чисто о личных впечатлениях.

Collapse )
рин тосака

Природа Церкви (скромные личные мысли)

Церковь по существу своему незрима, свята, чиста и совершенна. Мне кажется, некорректно отождествлять Церковь - Невесту Агнца и церковь - человеческую организацию. Это позволит избежать многих неудовлетворительных выводов, которые могут следовать из подобного отождествления.

Церковь - колыбель чистых. В ней нет ничего недостойного, ничего скверного. Всякий, кто ходит в сиянии, кто познает высшее, кто обладает небесным знанием (творит добрые дела, полагает надежду на С-здателя etc.) есть член Церкви. Неважно, буддист, мусульманин, язычник, индуист - кто угодно, сознающий свое недостоинство и желающий прикоснуться к Небесам, тот член Церкви как Тела Христова. Пусть даже не вполне сознает это.

В самом деле, если член Церкви лишь тот, кто формально исповедует какие-то внешние формулы, или кто разумом чтит своего С-здателя - неужели исключим отсюда всех, кто сердцем стремится к Б-гу? Об этом стоит подумать. Мне кажется, что самое главное - стремиться к Б-гу и Иисусу Христу в глубине своего сердца. Разум может не осознавать этого. Более. он может даже отрицать бытие Б-жие - но его сердце стремится к Вечности.

Всякий, сердцем исповедующий учение Б-жие, кто даже не вполне осознает этот таинственный порыв к Небесам, что зовет его вперед - не "анонимный" ли это христианин? Его разум может не признавать Иисуса как Б-га, но сердце говорит о другом. Ведь сущность христианства - сокровеннейшая праведность, в глубоком покаянии. "По ту сторону букв, которые убивают, в Духе, Который животворит". Так что не всякий, кто разумом (формально) исповедует христианское учение - христианин, и не всякий, кто сознательно (или бессознательно) отвергает его - язычник. Ведь все устроено намного сложнее - внутри одного и того же человека может существовать смесь из безбожия и глубокой веры, из отрицания и пламенного порыва к С-здателю.

В Духе сияния все мы - едины. Перед лицом Небес замолкает всякая тварь, миры замирают в любви и покаянии, в добрых делах и вере. Верно кто-то сказал, "перегородки церкви до Неба не доходят". Потому что границы - тленны. Дух же - вечен, и нет ему предела.