June 26th, 2013

Разные типы отношения ученых к религии

Оригинал взят у dmatveev в Очередная инвентаризация. Разные типы отношения ученых к религии.
1.Наука дает рельные, достоверные сведения о мире. А религия - не дает и поэтому является ерундой (Докинз, Гинзбург).
2.Между наукой и религией нет зазора, и можно, например, рассуждать о Троице с позиций математики (Раушенбах).
3.Наука и религия имеют разный предмет и поэтому не противоречат друг другу. Ученый вполне может быть верующим. Но при этом, высказано это прямо или нет, полагается, что и мыслить здесь и там надо по-разному, и в вопросах веры надо отключать критическое мышление, необходимое в науке. Оно в религии попросту нелегитимно  (см., напр.; ярчайшая иллюстрация здесь -  рассуждение о таинствах, вполне догматического свойства).
Мой подход четвертый. Наука и религия имеют разный предмет, занятия наукой не исключают веры, но это не значит, что есть два мира,  предполагающие при переходе из одного в другой включение-выключение критического мышления. Такая раздвоенность, смена окраски для меня невыносима. Думаю, человек - не хамелеон и должен везде быть самим собой. Да и самой религии не на пользу, когда она требует снимать со шляпой и голову.

Можно обсуждать здесь, можно у меня в ЖЖ, там дискуссия наросла как-то лавинообразно.
default

Об отмене брака

А сначала не было так
Матф.19:8

Об отмене брака — а именно так, вижу значение правового акта, принятого сегодня в Америке — написал у себя. Здесь же хотел бы предложить уважаемым участникам сообщества поговорить о другом — почему правительство (и не только в Америке) перетягивает сегодня на себя не только право воспитания подрастающего поколения, но и право регулирования численности этого самого поколения.

Не кажется ли, уважаемым участникам, что и так называемая «сексуальная революция» и сегодняшняя «революция ориентаций» не являются самостоятельными феноменами общественной жизни, но лишь разные проявления чего-то более общего. И вместе для христиан достаточно важного.

Не кажется ли вам, уважаемые участники, что все эти события кроме естественных причин, какие можно бы оставить за рамками дискуссии, имеют причины чисто церковные? Скажем, неуважение к институту брака в рамках самой христианской церкви, или какие-то ошибки в его церковном регулировании. Так, если строить церковную концепцию брака на деторождении, то уменьшение «спроса» на детей не может не ослабить и влияния этой концепции. А если строить на «любви», то любовь, она же может быть и ... со слоном, и с мышкой, и даже с каким-нибудь трансформером, и когда так, американская отмена брака даже и не отменяет, но лишь обогащает и расширяет брак. :)

Однако, брак — как я его вижу — институт вполне себе христианский. И, значит, его не нужно оправдывать ни через рождение детей, ни через наличие любви. Сегодня уже хорошо видно, что то лишь грани, важные грани, но никак не основание. Основание должно быть чем-то большим. Оно должно быть ближе к самой сути христианства. А суть его, что конечно же не новость, может быть описана через такие слова как — защита жизни и украшение жизни. Однако не всякие, но жизни бесконечной, имеющей в себе своё основание, и не требующей подпорок в виде церковных или гражданских законов.

И, если так, то понятно, что любая озабоченность вопросами ориентации со стороны церкви будет не на пользу церкви. Хоть она бросится защищать новые союзы (а будет их транссексуальных, и смешанных, и каких угодно). Хоть она бросится клеймит эти союзы. В любом случае ничего святого она не проявит, не обнаружит, и не предложит. И это даже не зависит от наших с вами рассуждений. Практика уже всё это показывает. Христианский дискурс уже не догоняет практики.

Однако, не всё так грустно. Вытеснение семьи из правового поля привлекает больше внимания к её действительной сущности. Семья место — где за счёт духа входящих в неё людей, новый человек приобщается хотя и не новой, но зато священной традиции (вере).

Причем, в отличии от отвлеченных богословских рассуждений, в семье человек не только узнаёт, как применяется «теория» на практике, а через то, и чего стоит вся эта теория, но и приобщается к традиции вплотную — сам становится и рождаемым, и рождающим, и изучающим традицию, и обучающим. Сам становится и почитателем святого и его носителем. В семье человек не столько получает опыт жизни с близкими, как и опыт прощания, но и опыт того самого креста, когда отец или мать уже не могут жить только ради себя — опыт мудрости, наставничества, опыт жертвенности...

Но я заболтался. Я лишь хотел узнать, что думаете вы?