August 27th, 2013

gold elf

Последнее искушение отца Невфалима

Оригинал взят у der_wachter в Последнее искушение отца Невфалима

Умер архимандрит Невфалим и попал прямиком на Страшный суд. Приготовился он было плакать, чтобы понравиться Судии, как вдруг слезы застряли у него в слезниках и стекли обратно в сокрушённое сердце. Отец Невфалим, не веря собственным глазам, увидел, как католики и протестанты идут в рай! Сперва отец архимандрит просто протёр глаза. Затем, когда ужасное видение не исчезло, принялся истово креститься, обернувшись к своим чадам и закричав на всю Иосафатову долину:

- Братья и сестры! Искушение! Последнее искушение нам! Сатана представил нам ложное видение Страшного суда со спасением еретиков! Бодрствуйте! Молитесь! Уничтожим козни вражьи крестным знамением!

И все сто сорок четыре тысячи чад отца Невфалима принялись рвать воздух начертанием символа нашей победы. Увы! Нечестивое зрелище не исчезло. Бритые, зубастые и костлявые еретики, противно лыбясь, вереницами скрывались в блистающих вратах Нового Иерусалима.Тогда отец Невфалим обернулся к сидящему на престоле Судии и воскликнул:

- Всевышний Господь попустил тебе, враг, пребывать невредиму от крестного знамения! Но даже если ангел с небеси станет благовествовать нам не то, что передали нам отцы наши, да будет анафема! И ныне возглашаю тебе, бывший Ангел великого совета, отступник и Иуда, анафему за противление вере отцов наших!

И сто сорок четыре тысячи верных воскликнули: Аминь!!!
птичка

Где найти?

Вопрос из области источниковедения :)
неоднократно слышал и читал рассуждения о противопоставлении христианского подхода к Богу - и подхода религиозного. Вкратце - что в христианстве мы имеем личное единство человека с Богом и взаимодействие, базирующееся на любви и вере, в отличие от системно-религиозного подхода, когда Бог далёк и отношения с ним строятся через своды правил. Вплоть до категорического утверждения, что христианство - не религия.
Что-то вроде вот этого из дневников Шмемана:

"Бог и религия. Не Бог, а религия ставит "проблему мира", и потому как раз, что она часть мира и потому автоматически ощущает проблему соотношения своего с "целым". Но в те редкие минуты, когда сквозь религию пробиваешься к Богу, никакой проблемы нет, потому что Бог не есть "часть мира". В эти минуты сам "мир" становится жизнью в Нем, встречей с ним, общением с Ним. Не Богом становится мир, а жизнью с Богом, радостной и полной. Это и есть "спасение мира" Богом. Но совершается оно всякий раз, что мы верим. Поэтому подлинная вера есть всегда преодоление "религии". И Церковь - не религиозное учреждение, а наличие в мире "спасенного мира". Но ей ужасно хочется быть "религией", и вот она запутывается в "проблемах", для веры не существующих и вредных. Почему никто этого не видит и не понимает?"

А теперь меня спрашивают - благожелательно и с интересом - где это можно почитать, посмотреть формулировки и т.д. Понимаю, что где-то у Шмемана, где-то у Антония Сурожского, где-то у Бердяева. А где конкретно - не подскажете? Интересуют также обоснования отсутствия религии как таковой в грядущем мире и отсутствия её во времена до грехопадения - тоже в виде источников.
чёрный

Можно ли светить не горя?

К недавнему разговорам о хилиазме, агностицизме и предыдущему посту-вопросу об отрицании религии, как раз попалась статья популярнейшего сейчас Славоя Жижека . Мягко говоря, я далеко не во всём с ним согласен, но мысли безусловно интересные и есть о чём подумать и куда углУбить. Вообще, читая эту статью я ещё раз убедился, что даже такие казалось ясные понятия, как «верующий», «атеист», «агностик» становятся всё больше совершенно недостаточными, если даже не мало о чём говорящими. Ведь сколько уже примеров, когда «атеист» вместо противления Богу пытается постигнуть глубины Его замыслов, а «верующий» заменят живого Бога своими «правильными» представлениями о Нём...
горящая церковь

Славой Жижек
Лишь горящая церковь светит
Почему теология вновь становится объектом интереса радикальной политики? Интерес к ней вызван отнюдь не желанием божественного «большого другого», как гарантии конечного успеха всех наших усилий. Наоборот, теология становится неким символом нашей радикальной свободы – без какого-либо «большого другого», на которого можно было бы положиться.
Федор Достоевский знал о том, что бог наделяет нас свободой и ответственностью. Что он отнюдь не добрый учитель, ведущий нас безопасным путем. Наоборот, он напоминает нам, что все целиком в наших руках.
Здесь мы сталкиваемся с Богом из старого анекдота о большевиках, где коммунист-пропагандист после смерти попадает в ад – но вскоре ему удается убедить охрану отпустить его в рай.
Collapse )