November 26th, 2013

Секретари и псевдоэпиграфы

"Гипотеза секретаря" весьма распространённый среди библеистов и апологетов(вот недавний пример из рубрики "православная апологетика") приём для создания впечатления аутентичности тех писем Нового Завета, авторство которых регулярно подвергается сомнению. В самом деле: если так называемый секретарь мог добавлять в письмо свой собственный стиль и свою лексику и даже вносить серьёзные изменения в смысл диктуемого ему текста, то тогда, казалось бы, это объясняет многие противоречия между предполагаемыми аутентичными письмами Павла и теми, которые считаются псевдоэпиграфами, а также позволяет объяснить, почему малограмотные апостолы Пётр, Иуда и Иаков могли оставить послания.

В книге Forgery and Counterforgery: The Use of Literary Deceit in Early Christian Polemics. OUP. 2012. Барт Эрман предполагает, что "гипотеза секретаря", несмотря на видимую адекватность и надёжность, на самом деле ничего не объясняет. Основные современные положения этой гипотезы изложены в книге Рэндольфа Ричардса The secretary in the letters of Paul, материал представленный в этой книге, по мнению Эрмана, до сих пор является лучшим исследованием роли секретарей в античном мире. Но, тем не менее, обширный материал, подобраный Ричардсом, едва ли может служить основанием для "гипотезы секретаря", в самом деле, большая часть данных этой замечательной книги не применима к текстам Нового Завета. Ричардс отмечает, что в античности задачи секретарей могли распределяться следующим образом: 1). Секретари могли слово в слово записывать диктуемый им текст. 2). Секретари могли действовать как редакторы, изменяя и облагораживая стиль письма. 3). Секретари могли быть соавторами, влияющими и на стиль и на содержание текста. 4). Секретарям могли поручить составить письмо от имени "автора".

Эрман отмечает, что деятельность относящаяся к первой категории хорошо известна из источников, но начиная со второй категории количество источников неуклонно падает. В самом деле, деятельность секретарей как редакторов стиля известна только в отношении к элите римского общества, к которой едва ли относились новозаветные авторы. Примеры, которые приводит Ричардс, сводятся в основном к эпистолярному наследию Цицерона, который несомненно занимал высочайшее положение в римском обществе своей эпохи, а письма, о редакции которых идёт речь, это не философские или богословские трактаты, а относительно краткие тексты(некоторые новозаветные письма, наоборот, являются самыми длинными письмами известными из античной эпохи). Сразу возникает вопрос, существуют ли свидетельства о том, что сложные и политематические письма, подобные новозаветным, могли свободно редактировать секретари? Как отмечает Эрман, таких свидетельств у библеистов нет, также как нет никаких свидетельств о соавторстве секретаря и собственно "автора" письма.
В античности действительно существовала практика, когда секретари составляли письма за не владеющих грамотой, но все свидетельства ограничиваются стандартными краткими документами и отчётами и не включают в себя диктовку богословских трактатов или этических наставлений.

Надо отметить, что Эрман не отрицает полностью достоинств "гипотезы секретаря", но призывает библеистов и апологетов, использующих её, к здравой оценке всех имеющихся свидетельств, которых, оказывается, не так уж много.

Теория рационального выбора

Отрывок из доклада Р.О.Сафронова "Современные социологические теории религии в США и Европе" (по наводке dmatveev)

Теория рационального выбора.

"В основе теории рационального выбора лежит аналогия религии как системы отношений с рынком (поэтому иногда эту теорию называют религиозно-экономической), и несколько базовых «аксиом»: Религиозный рынок затрагивает обмен основными сверхъестественными «компенсаторами»[supernatural compensators]: обещаниями будущего воздаяния и сверхъестественными объяснениями событий жизни и их значений. Как и другие предметы,религиозные товары [religious goods] производятся, выбираются и потребляются. Сверхъестественные «компенсаторы» и объяснения не могут быть доказаны или опровергнуты, не верифицируемы и не фальсифицируемы в принципе, поэтому религия — рискованная группа товаров. Социальные взаимоотношения —наиболее вероятный информационный ресурс о религиозном производстве, и эти же взаимоотношения убеждают потребителей в ценности религиозных товаров. Неопределенность в стоимости компенсации и объяснений понижает их ценность и повышает вероятность того, что индивид будет время от времени изменять религиозные «инвестиции» [religious investments]. Религиозные организации являются фирмами, производящими религиозные ценности. Конгрегации — это франчайзинговые организации, руководимые антрепренерами-продавцами (священниками), производящими ценности для потребителей. Фирмы ограничены ассортиментом предлагаемых товаров, и только те фирмы, у которых нет жесткой иерархии (например, баптисты), или те, которые появились в условиях институционального плюрализма (современный католицизм), могут поддерживать достаточно широкое многообразие религиозных товаров.

Collapse )