February 16th, 2014

плавание

Про любовь


Посмотреть на Яндекс.Фотках

Под горой жил отшельник.
[Spoiler (click to open)]Утром пел, днем спал, вечером с учеником снимал закаты, ночью сидел в исихастском борении. Но иногда выходил ночью и смотрел наверх. На горе каждую ночь происходили какие-то оргии. Собирались в круг, жгли костры, кричали хором «Ээээээй!» и «Ааааааа!» Затем плясали, дальше – молчание. Тишина. Утром снова шли обычные люди, да и не совсем обычные – малыши в музыкалку, кто постарше – в художку, самые красивые – налегке в балетную школу, и все, даже самые вдохновенные – в онкоцентр. Кто шел сам, кого везли. Кто возвращался, кто нет. Обычно те, кто возвращались после очередного облучения, потеряв силы, заходили в женский монастырь, стоявший в долине. Источник был «для своих», больным там пить не давали. Полежать тоже не приглашали. Так что прямая тропинка к отшельнику. Ученик глазел, отшельник давал ему послушание сбегать за водой с двумя баллонами в женский монастырь. «По благословению старца» воду, конечно, давали, бери сколько хочешь. Так и сбегала не отданная даром живая вода на спине послушника из долины в яругу, где отшельник отводил душу на страждущих. Поил. Благословлял. Целовал. Отпускал. Послушнику велел провожать до трамвая километра полтора самых подусталых от жизни и от химии. По пути надо было перелазить через детскую железную дорогу и небольшой отрезок идти по мосту. Дети норовили промчаться на большой скорости и не то, чтобы задавить, а заставить отскочить. И в упор обдавали кричащим паром.
Однажды стемнело рано в ноябре. И звезд не было. И на молнию надежды тоже не было. Загасли почему-то обе лампады в земляной пещере. И спички иссякли. И зажигалка, подаренная одним бельгийцем, куда-то запропастилась. На горе разгорался карнавал, как обычно, под воскресенье. И тут старец , осененный каким-то вдохновением, вдруг выдохнул ученику:
- А вот ступай и возьми у них огоньку!
Ученик почему-то улыбнулся. И уверенно пошел наверх. Надо ли говорить, что вернулся он только заполдень.
- Отец, ничего нет, ни ада, ни рая, ни балетной школы, ни музыкалки, ни художки, ни онтологии, ни онкологии, ни тебя, ни меня, а есть только Огонь, вечно живой Огонь! И его поющий круг!
Они – там…
… все со всеми, навсегда! Ну что ты на меня так смотришь? И женского монастыря нет, и источника нет, и города нет, откуда я к тебе сбежал – вон он, вдали виднеется, на трамвае в два счета вернуться можно!
Короче, ушел старец на Памир. Проповедовать снежным барсам, муфлонам и уларам. А на людей забил, вообще.

А ученик – нашел себе единственную и женился. Тут и сказке конец.
flemish

Латеранский собор, заседание 1

Этот пост продолжает перевод "Истории церковных соборов" фон Хефеле. Здесь переведено начало главы о Латеранском соборе, вплоть до конца первого заседания.

Часть 1: Типос
Все предисловие к 1-й части применимо и к этой.

Наконец-то мы добрались до самого интересного: Латеранского собора. Забегая вперед - смотрите, какой грандиозный заговор против императора на нем раскрылся:

(стр. 115 по бумаге или 135 в файле, с первой красной строки сверху, выд. мое)
Второе письмо, написанное папой и собором вместе, адресовано императору Константину (Константу II), и в нем он очень вежливо оповещается о том, что собор подтверждает истинное учение и осуждает новую ересь, которая отрицает волю у человеческой природы Христа. Феодор Фаранский, Кир, Сергий, Пирр и Павел напали на совершенное человечество Христа, и для утверждения своей ереси исподтишка выпустили Экфесис и Типос, обманув императора. Получая со всех сторон просьбы перестать такое терпеть, апостольский престол созвал собор, и теперь императору посылается перевод деяний этого собора на греческий, чтобы и он тоже мог осудить еретиков и ересь, ведь вместе с православной верой процветет и империя, и тогда Бог дарует ей победу над варварами.

Оказывается, миафелиты - это на самом деле монофелиты, только замаскировавшиеся. Какой блистательный успех православных Шерлок Холмсов! Ведь в предыдущем посте мы видели, что в Типосе нет ничего, что умаляло бы человечество Христа. А вот Латеранский собор взял и автора Типоса раскусил. Недаром, как пишет фон Хефеле, этот собор почти Вселенский по значению. Вторит ему и Карташев: Латеранский собор - "приближающийся по авторитету ко вселенскому". "Рим сказал ex cathedra" - пишет католическая энциклопедия. Наверняка блистательные рассуждения участников столь важного собора переведены на все языки и всеми изучаются как образец православной бдительности и богословской проницательности.

Хм... однако вот что странно: деяния Латеранского собора (насколько мне известно) не переведены ни на что, даже на английский, а вышеприведенный рапорт об успешно раскрытом заговоре почему-то (опять же, насколько мне известно) на русском раньше не публиковался. "Деяния поместных соборов" (1901), отсканированные в "Аксион Эстин" в 2006, содержат девять других соборов. Да что там переводы - даже на латыни прочитать деяния собора весьма непросто: выложенные в сеть сканы Манси "слепые", а новое издание стоит всего-то каких-то 570 баксов. Не правда ли, необычная картина для "почти Вселенского" собора?

Не может же быть, чтобы Церковь от нас что-то скрывала, правильно? Так давайте посмотрим поближе! Вот лично мне почему-то кажется, что на первом заседании участники собора еще не имеют ни малейшего представления о том, что какие-то еретики вносят асимметрию между Богом и человеком.

Collapse )
плавание

К притче о Блудном сыне

Сегодняшнее чтение – не просто о милости и любви Отца. В нем переставлены акценты ветхозаветной истории Каина и Авеля, при сохранении констант.

Каин не убил брата, поскольку Авель ушел «на страну далече». Но душа у Авеля осталась та же – беспечная, открытая всем , простая, как ветер. «Возьму у Отца часть имения – погуляю! Прогулял? Пойду наймусь пасти свиней! Голод? Да вернусь к Отцу, что ж я гладом гибну! Скажу: я недостоин…» А Каин не изменился, он трудится в поте лица, и Отец ему всё завещает, - но Каин уверен, что покаяние братца притворно, что он кутила и хитрец, и своим покаянием обольстил даже Отца. Ну, и Отец – простак, конечно. Гнев выдает Каина с головой – а Отцу, судя по интонации, даже и в голову не приходит, что такие мысли на уме у его любимого Каина. Радоваться надо, что вернулся беспутный Авель.