April 11th, 2014

венчальное

Кронид Гоголев, христианство и толстовцы

008

В интернете про художника Кронида Гоголева почти ничего не найти, а среди того, что есть - множество уток. К годовщине его смерти (это сегодня, 10 апреля) мы восполняем пробелы и опровергаем мифы.
Гоголев не передавал городу свои работы. Кому они принадлежат на самом деле и что будет с его выставочным залом?
Отец художника сложил сан священника. Как эти взгляды отразились на трудах знаменитого сына?
Кронид Гоголев, наш современик, читал блог Навального, не хотел продавать свои работы Ельцину, судился с водочным заводом...
Живой Кронид Гоголев.


– ...Постороннему сложно эти связи уловить, зная о Гоголеве то немногое, что можно найти в Интернете.

– Да, мало что можно найти.

– Вот, например, известно, что он был сыном священника. Хотя некоторые пишут, что и не священника…

– Я немножечко «причесываю» всех экскурсоводов, потому что они как сядут на одну волну, что Гоголев был сыном священника, и всё, поехали… Меня это уже начинает раздражать. Мы же не будем на экскурсии углубляться, что за священник. Я так говорю: был сыном простого человека…
Конечно, дедушка, то есть папин отец, был священником. Но он был своеобразный священник, в двадцатые годы отказался от служения. Не потому, что были гонения на церковь. Они были, естественно, но основная причина его ухода – это Толстой, он был толстовцем. Он отказался от сана, когда Крониду был, наверное, год. И уже до конца дней своих дедушка был плотником, столяром, этим зарабатывал себе на жизнь. Даже когда наступила война, пришли немцы в деревню, вызвали его как бывшего священника, и сказали «ты будешь служить» – он отказался. Его три раза за ночь выводили на расстрел, а он отказывался все равно: «Не буду служить». Не потому, что он боялся, а просто… для него эта тема была исчерпана. И он не считал это приемлемым для себя.

– Заметно, что религиозная тема в его работах присутствует очень слабо…

– Очень слабо! Потому что самое главное – это труд, как у Толстого, у толстовцев было. Так было и у отца Гоголева, и у самого Кронида Александровича. Самое главное, определяющее – это труд. Нет даже понятия вдохновения. Ему часто задавали вопрос: «А вот если у Вас нет вдохновения…». Он фыркал, и говорил: «Ну что же вдохновение, работа есть работа». Поэтому нет ни одной «запоротой» работы. Если она надоедала, то в худшем случае могла быть отставлена с верстака. Но потом она возвращалась на верстак, потому что работы он обязательно заканчивал.

(из интервью с дочерью художника)