June 3rd, 2014

gold elf

Центробанк отозвал лицензию у банка «Софрино»

Центробанк отозвал лицензию у банка РПЦ

Центральный банк РФ отозвал лицензию у подмосковного банка «Софрино». Этот банк считается финансовой структурой, близкой к руководству Русской Православной Церкви.

Об отзыве лицензии у банка сообщает официальный сайт ЦБ РФ. «Банк «Софрино» проводил высокорискованную кредитную политику, связанную с размещением денежных средств в низкокачественные активы. В результате исполнения требований надзорного органа о формировании резервов, адекватных принятым рискам, кредитная организация полностью утратила собственные средства (капитал). В связи с потерей ликвидности банк допускал случаи несвоевременного исполнения обязательств перед кредиторами и вкладчиками», — поясняет свое решение Центробанк.

Эта новость могла бы остаться незамеченной, если бы банк «Софрино» не был связан с финансовой деятельностью РПЦ. Так, в 2011 году название этой финансовой организации фигурировало в расследовании BBC, посвященному бизнесу Русской Православной Церкви.

«МП (Московский патриархат) участвует по крайней мере в двух банках: совет директоров небольшого (активы 4,15 млрд рублей) банка «Софрино» возглавляет директор одноименного церковного предприятия Евгений Пархаев», — говорилось в материале BBC.

Судя по сайту банка, Евгений Пархаев возглавляет его совет директоров и на сегодняшний день. Само предприятие «Софрино» считается ключевым активом РПЦ — там производят церковную утварь, иконы, ювелирные изделия. Неофициально это предприятие иногда называют «кошельком» церкви.

Связан ли отзыв лицензии непосредственно с деятельностью и позицией РПЦ, сказать трудно. Однако это решение ЦБ последовало меньше, чем через неделю после того, как патриарх Кирилл поздравил и фактически признал нового президента Украины Петра Порошенко.


Источник: ИА "Политсовет".

Литургия изгнанника

если не сказать более... Сознаюсь, таких покаянных чувств и такого побеждающего упования на милость Бога так часто не хватает мне во время совершения Евхаристии. И, хотя тайносовершитель и укоряет себя в том, что не имеет должного дерзновения перед Господом, искренний служитель, прочитав эти строки, едва ли осмелится уловить автора в отсутствии онаго:

" …Ныне я начал говорить перед Тобою, я — прах, грешный, немощный и бедный, виновный перед Тобою от чрева матери моей, странник от утробы её, преступник от недр матери моей. Помилуй меня, Господи, по милосердию Твоему, и изведи меня из моря прегрешений по милости Твоей, изведи меня из бездны грехов моих по благости Твоей, исцели раны пороков моих и язвы преступлений моих, Ты еси подкрепитель и исцелитель. Даруй мне открыть уста мои перед Тобою и удостой меня глаголать устами моими к Тебе…Не прогневайся на меня, благий и долготерпеливый, что у меня нет дерзновения перед Тобой, чтобы смело произносить это перед величеством Твоим, но попусти мне осмелиться на это потому, что Твое великое имя именуется на мне…"

Вот, собственно, и все...

Св. Синод почтил память исповедника о. Павла Адельгейма

Оригинал взят у kalakazo в Премудрое решение...
На конец дедулькиного велокемера
синодалы соделали в Петербурге
моему старому другу и благодетелю
доблий подарунок:
"30 мая 2014 года в Санкт-Петербурге под председательством Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Кирилла состоялось очередное заседание Священного Синода Русской Православной Церкви.

ЖУРНАЛ № 33
Слушали: Прошение Преосвященного митрополита Псковского и Великолукского Евсевия о почислении его на покой в связи с достижением 75-летия.
Справка: Согласно пункту 26 главы Х Устава Русской Православной Церкви: «По достижении 75-летнего возраста архиерей подает на имя Патриарха Московского и всея Руси прошение об уходе на покой. Вопрос о времени удовлетворения такого прошения решается Священным Синодом».
Постановили: Благословить Преосвященному митрополиту Псковскому и Великолукскому Евсевию продолжить управление Псковской епархией."

Владыке Евсевию - многая лета!
Мой старый миницикл, посвященный
скабарскому Герострат Геростратычу:
http://kalakazo.livejournal.com/tag/Герострат%20Геростратыч
маскарон

Нина Фёдорова "Уйти по воде"

732f4ac4-e2e5-4a6b-bb33-31cf960f8646

Красивый и незамысловатый, глубокий и наивный, реалистичный и удивляющий роман (или может быть большая повесть) из нашей православной жизни. О девочке, родители которой, "воцерковившись" на рубеже 80-90-х, отдали её в одну из первых православных школ. О девушке, которая встретила свою любовь и долго и мучительно боролась со вбитыми с детства в голову "благочестивыми" ужасами. О приходской и околоприходской жизни с попами-"старцами", всезнающими тётечками и молодыми "подвижниками". И о многом прочем...
С литературной точки зрения я бы отметил, как недостаток, что все персонажи вокруг главного - её родители, настоятель, подруги и даже возлюбленный - слишком бледные. Они как некие схемы, лишь помогающие раскрыть замысел автора, но не живущие собственной жизнью. Но, на мой взгляд, роман от этого не становится менее интересным - такой в нём накал искренности, любви и боли...

[Майя Кучерская:]"Майя Кучерская: Написала ее одна моя бывшая ученица. Одно время я преподавала в православной гимназии и там увидела детей, родители которых обратились в 80-90-е годы. В основном это были дети, которые почти не читали светских книжек, не ходили в театры, на выставки, родители берегли их от ненужных впечатлений… И вот об этом замкнутом мире православной гимназии появилась книга Нины Фёдоровой «Уйти по воде». Очень ценно, что она вышла, что раздался голос «детей», которых вроде бы, с такой любовью воспитывали в вере. И вот… они ощутили себя обманутыми. Далеко не во всем я с Ниной согласна, у меня совсем другие отношения с церковью. И все же эту исповедь важно выслушать и православным родителям, и учителям, и священникам. Пилюля горькая, но от некоторых болезней она может исцелить.

[Фрагмент1]Фрагмент 1:
Дома после обеда Катя на всякий случай решила никуда не ложиться и не расслабляться и поэтому села за стол с «Искрой Божией», книжкой «для девочек, девиц и жен», родительским подарком на именины. Книжка раскрылась на маленьком рассказе о детях, которые гуляли по кладбищу и видели маленькие могилки. Дети ведь тоже умирают – так было сказано им, легкомысленно веселящимся и проводящим время в праздности.
Да, знак был очевиден, ей тоже уже пора было спасаться, а не только праздно сидеть на солее и надеяться, что всё это она исполнит, «когда вырастет», – она могла и не успеть вырасти. Вдруг Бог решит, что она бесплодная смоковница? Все-таки уже три года ходит в храм.
Но избежать Геенны было не так-то просто. Нужно было не грешить, но при этом сам отец Митрофан говорил, что все люди грешны по своей природе, что грехам нашим несть числа, как песку морскому, что бес не дремлет и всегда нас искушает. Катя со вздохом соглашалась – да, это так. Человек грешен по своей природе – это истинная правда, потому что ее природа просто не могла без конфет, никак. Двух к чаю ей было мало, гортанобесие одолевало ее, она лезла тайком в буфет, хватала целую горсть и (жадность!) еще и вторую, прислушиваясь, не идет ли по коридору мама, а потом было тайноядение в комнате, но тайное становится явным – мама обнаруживала под диваном забытый фантик, ругала, прятала конфеты в хитрые места, но Катя всегда их находила. Сколько ни пыталась она, покаявшись в непослушании, в ссорах и даже драках с Митей, исправиться, ничего у нее не выходило, она согрешала вновь и вновь, вела себя плохо, в постные дни веселилась, помыслы хулиганить, брать что-нибудь без разрешения приходили к ней постоянно. Более того все эти грехи составляли ее жизнь, как бы она жила, если бы была безгрешной? Наверное, как-то совсем грустно.
Впрочем, и постоянная борьба с грехами тоже ничего не гарантировала. Отец Митрофан всегда повторял, что можно двадцать пять лет ходить в храм, а все равно не спастись. Уверенность в своем спасении едва ли не самый тяжкий грех, ведь даже святые говорили: все спасутся, один я погибну."


[Фрагмент2]Фрагмент 2:
Они сидели на полу у Варвары в комнате, горела только настольная лампа, и полумрак совершающегося Катиного падения был уютным и ласковым. Пили пиво, Кате казалось, что хуже ей уже быть не может, и от этого было очень весело. Они выпили много — целая батарея пивных банок выстроилась от стола до дивана, курили на балконе — у Вари был четырнадцатый этаж, поэтому Катю, с легкой и звенящей от выпитого головой, не покидало ощущение, что она парит между небом и землей.
Окурки летели вниз падучими звездами, Катя следила за красненькими огоньками, как они гаснут, не достигнув земли, где-то в районе восьмого этажа, роняя иногда веселые искорки; было прохладно и моросил дождь, Варя принесла куртки с капюшонами, обе пьяно смеялись: похожи на ночной дозор."


[Фрагмент3]Фрагмент 3:
Для счастья, как оказалось, нужно совсем немного. Просто не читать правила утром и вечером. Спать в воскресенье сколько угодно. Забыть слово "исповедь". Забыть слово "грех". Разрешить себе жить и радоваться и перестать себя винить за эту радость, позволить себе удовольствия, позволить себе быть счастливой.


[Аннотация]Аннотация издателей:

Уникальный для русской литературы по теме и пережитому опыту роман Нины Федоровой раскрывает реальность, для сторонних наблюдателей обычно недоступную. Это роман, по словам писательницы Майи Кучерской, об изнанке православного воспитания и среды. Перед нами жизнь внутри Церкви, с «искушениями», «послушаниями», «скорбями», помноженная на судьбу юной героини романа, отчаянно ищущей выход из лабиринта запретов: джинсы не носить, Новый год не отмечать, с мальчиками не встречаться… Но любовь приходит сама, не спросив разрешения духовного отца, она забирает у Христова воина меч и вручает леденец в форме сердечка. Воин становится просто девушкой, растерянной, страдающей и счастливой одновременно: самый дорогой для нее человек — невоцерковленный, «невер», тот, который ничего не боится… Или просто его никогда не пугали. Кто же победит, кто сильнее, кто настоящий — Бог-Страх или Бог-Любовь?..