July 1st, 2014

В России снимают фильм о священнике и богослове Александре Шмемане

Не первый раз уже замечаю - если, что делается в наше время и в наших местах интересного и хорошего,
то скорее всего - силами энтузиастов, а не каких-нибудь "структур", сильных штатами, ресурсами и дружбой с государством...
Вот так же и здесь -  собрались люди и начали снимать фильм, которого раньше не было ни в США ни в России.
И у них уже почти получилось...
Ну а дальше - слово режиссеру фильма
Андрею Желязнякову, - читайте отрывок из его текста о работе над фильмом:


... Первый этап съёмок уже прошёл. Снято большое количество интервью с теми, кто близко знал отца Александра Шмемана:
отцом Леонидом Кишковским, отцом Михаилом Меерсоном, Сергеем Александровичем Шмеманом, отцом Андреем Трегубовым,
Павлом Мейендорофом,
отцом Яковом Рыклиным, отцом Алексеем Виноградовым, Петром Бутеневым, Верой Сергеевной Бутеневой,
отцом Джоном Джиллинсом, отцом Бэзилом,
отцом Чэдом Хэтфилдом, нынешним ректором Свято–Владимирской семинарии

Сняты литургические богослужения в храмах, где служил отец Александр,
и о которых он часто говорит в своих дневниках – в
Crestwoode,
Wappingers Falls, Sea Cliff, Syosset, храме Христа Спасителя в Нью Йорке.

Сняты кинонаблюдения в местах, где любил бывать отец Александр.

Сквозным действием нашего фильма будет Божественная литургия,
которая была главным содержанием всей жизни отца Александра.
Разные священники, в разных храмах Америки и России будут совершать Евхаристию
- так будут начинаться или заканчиваться главы нашего фильма.
А внутри глав - люди, близко знавшие отца Александра,
поделятся своими мыслями и чувствами и тем светом, который дала им жизнь рядом с ним.

Collapse )

калифорния1

Сироты Дюплесси

(В статье использованы фрагменты публицистических материалов, подготовленных Евгением Лакинским.)

30-e - 50-е годы двадцатого столетия ознаменовались во всем мире образованием новых и укреплением уже существующих диктатур. Даже традиционно демократические страны допускали порой некоторый авторитаризм (вспомним генерала Де Голля). Ну а о Германии, СССР и Китае с их Гитлером, Сталиным, и Мао и вовсе вспоминать не хочется! Даже в довольно-таки либеральных Соединенных Штатах начало "холодной войны" ознаменовалось "охотой на ведьм".
Квебек не отставал от "мировой моды". Здесь тоже был свой вождь - Морис Лё Нобле Дюплесси (Maurice Le Noblet Duplessis). Он не был диктатором в европейском значении этого слова, и избран он был демократическим путем (в 1939 году его не переизбрали, а к власти пришла конкурирующая партия; но в 1944 году Дюплесси опять победил на выборах). Он не мог похвастаться всенародной любовью: экзальтированные толпы не скандировали его имя. Он не устраивал ни лагерей смерти, ни массовых расстрелов, ни расправ с стиле "культурной революции" Мао. И войн никому не объявлял.  Но для тихой и традиционно демократичной Канады его правление ознаменовало наиболее тоталитарную эпоху в истории страны.
Дюплесси проводил политику так называемого традиционного национализма. От граждан требовались стопроцентное подчинение требованиям католической церкви, преданность традиционным ценностям, отказ от какой-либо борьбы за свои права.
Выражая интересы наиболее консервативной части общества, Дюплесси противился любым социальным и культурным реформам. Он пытался законсервировать веками существовавший порядок вещей: франкоканадцы должны были оставаться малограмотными, а значит, бедными, гордиться своей национальной принадлежностью и подвигами предков, быть добрыми католиками (при Дюплесси это означало безоговорочно выполнять любое повеление священника, каким бы оно ни было) и не любить "чужаков". Управлять провинцией по-прежнему должна была старая франкоканадская элита и высшее духовенство. Коммунистов Дюплесси преследовал активно и самозабвенно, что, впрочем, было тогда очень модно в Северной Америке.
За кулисами все было не так весело. Массовых расстрелов Дюплесси, конечно, не устраивал, но кое-какие "мероприятия" все же проводил. Если вам, дорогой читатель, доведется когда-либо держать в руках квебекскую анкету запроса на получение велфера, обратите внимание на пункт: "Являетесь ли Вы сиротой Дюплесси ? ". Нет, не подозревайте "отца квебекского народа" в излишней многодетности. Здесь все "интереснее". Как известно, добрый католик может иметь детей только во браке. Если женщина рожает ребенка не будучи замужем - это грех. Во многих странах, где влияние католической церкви было наиболее значимо, незаконнорожденных детей изымали у матерей и насильственно помещали в монастырские приюты. Такая практика, в частности, сушествовала во Франции еще в сороковые годы прошлого столетия. Но Квебек пошел дальше... Детей изымали и из недостаточно обеспеченных семей, и у безработных родителей. В дальнейшем эти дети окзаывались де-факто выбракованными из общества по целому ряду причин.
Collapse )