July 4th, 2014

калифорния1

(no subject)

-- Куда мы идем, Жан? Где Церковь?

- Как обычно,на стороне победителя.

Это диалог двух друзей - священников под запретом. Вторая Мировая война, вишистский режим во Франции. И два давних друга, попавших под запрет по разным причинам.



Очень советую всем посмотреть этот фильм, он есть на Ютюбе в оригинале (на французском), на торрентах лежит вариант с русской озвучкой. Отчасти он перекликается с нашим разговором о сиротах Дюплесси, но при этом затрагивает и еще очень много важных и болезненных вопросов. И для нынешней российской ситуации более чем актуален. Вообще, хорошо бы было его при случае коллективно обсудить, он открывает множество поводов для диалога. Что думаете?

Фильм называется "Запрещенные священники".

http://fr.wikipedia.org/wiki/Pr%C3%AAtres_interdits

http://en.wikipedia.org/wiki/Forbidden_Priests
gold elf

О насилиии и суициде: Разная мифология двух цитат

Тема насилия и ненасилия многократно обсуждалась в "Христианской цивилизации". Это, мне думается, очень правильно, поскольку, в конечном итоге, именно эта тема - если рассматривать ее широко - является ключевой, определяющей в христианстве и сегодня, и всегда. Ключевые понятия Евангелия - свобода и любовь - имеют прямое отношения к проблематике насилия и отказа от него. Недавно в нашем Сообществе была приведена следующее цитата из писем Дж. Толкиена (письмо 183; по ссылке письмо в переводе С. Лихачевой, но в "ХЦ" была цитата в переводе К. Кинн):

"Конечно, в "реальной жизни" правота каждой из сторон не очень-то очевидна - хотя бы просто потому, что тираны из рода человеческого редко доходят до такой степени развращенности, чтобы стать одержимыми единственно злою волей. Насколько я могу судить, некоторые действительно превращаются в такие живые примеры чистого порока, но даже они вынуждены править подданными, из которых вовсе не все развращены в той же степени, - многие будут нуждаться в декларации иллюзорных или истинных "благих намерений" тирана. Именно так все и происходит в наши дни. И тем не менее, есть очень ясные случаи, например, акты жестокой и неоправданной агрессии, и в таком конфликте правой может быть только одна сторона, даже если ответная ярость и обида вынудит эту правую сторону совершать злые дела. А еще есть конфликты из-за важнейших идей и ценностей. В таких случаях самое главное - это оказаться на правильной стороне, и меня совершенно не волнует, что людьми на этой правильной стороне двигают самые разные мотивы, что они преследуют какие-то личные цели, ведут себя низко - или благородно, ведь в конце концов, поступать то правильно, то неправильно человеку свойственно. Если речь идет о конфликте между тем, что может по праву называться добром и злом, то праведность или неправедность какой-либо из сторон не устанавливается и не выявляется тем, что они говорят о себе; суждение об этом можно вынести только основываясь на представлениях, которые не имеют отношения к конфликту, находясь, так сказать, над схваткой. Судья должен сказать "этот прав, а тот не прав" исходя из критериев, которые он считает правомерным применять в любом случае. И если это так, то правота останется неотчуждаемым достоянием правой стороны и полностью оправдает (в высшем смысле) ее дело. (Заметьте, я говорю о правом деле, а не о правоте каждого отдельного лица. Конечно, в глазах судьи, чьи моральные принципы имеют религиозную или философскую основу, да что там, в глазах любого человека, не ослепленного фанатизмом, правота дела не сможет оправдать аморальные действия людей, которые этому делу служат. Но верно и другое: даже если "пропаганда" воспользуется свидетельствами о таких случаях, чтобы доказать "неправоту" правой стороны, ее аргументы не будут иметь веса. Это агрессоров нужно винить за злые дела - ведь они совершаются из-за того, что попрана справедливость, и принесенное ими зло породило ответное зло и разбудило злые страсти (что агрессоры, в принципе, должны полагать естественным и предвидеть). Так что в любом случае у них нет права жаловаться на то, что их жертвы требуют око за око и зуб за зуб.)

Верно и то, что добрые деяния неправедной стороны не могут оправдать их дела. Да, люди, стоящие на стороне зла, могут проявлять героизм или даже совершать еще более нравственные поступки - проявлять милосердие и терпимость. Судья может отдать им должное и возрадоваться тому, что некоторые люди способны подняться над ненавистью и яростью конфликта. Он также может сожалеть о злых деяниях правой стороны и печалиться о том, что ненависть, единожды вспыхнув, способна увлечь за собой кого угодно. Но это не изменит его решения о том, какая сторона права, и о том, кого винить за все то зло, что обратилось на нападающих.
"

Collapse )