December 2nd, 2014

gold elf

Высшая правда?

"Мне приходилось в течение двух лет часто вести публичные диспуты при множестве слушателей с отрекшимся от Бога протоиереем Ломакиным, бывшим миссионером Курской епархии, возглавлявшим антирелигиозную пропаганду в Средней Азии. Как правило, эти диспуты кончались посрамлением отступника от веры, и верующие не давали ему прохода вопросом: «Скажи нам, когда ты врал: тогда, когда был попом, или теперь врешь?» Несчастный хулитель Бога стал бояться меня и просил устроителей диспутов избавить его от «этого философа»...

На несчастном хулителе Духа Святого страшно сбылось слово псалмопевца Давида: смерть грешников люта. Он заболел раком прямой кишки и при операции оказалось, что опухоль уже проросла в мочевой пузырь. В тазу скоро образовалась глубокая, крайне зловонная полость, наполненная гноем, калом и мочой и кишевшая множеством червей. Враг Божий пришел в крайнее озлобление от своих страданий, и даже партийные медицинские сестры, назначаемые для ухода за ним, не могли выносить его злобы и проклятий и отказывались от ухода за ним
" (с) святитель Лука (Войно-Ясенецкий).

Комментарий из "Фейсбука":

- Интересно, что бы мы сказали о человеке, который отвечает убийством на словесное оскорбление? Причем, не просто убийством, а убийством изощрённым, с отпиливанием рук и ног, вспарыванием живота и т.п. Наверное, скажем, что это маньяк и место ему подальше от всего живого. Но почему мы так любим смаковать рассказы о Боге, который наказывает грешников раком прямой кишки? И в этом видим свидетельство высшей правды?

Еще несколько коментариев (обобщаю своими словами):

- Апокатастасис - идея исторически неправославная. Но вот загадка: почему именно идея о жестоком и мстящем Боге остаётся в православии мейнстримом на протяжении 20 веков? Вопрос-то не о Боге, а о психологии православных.

UPD. И в то же время:

"Бог благ и беспристрастен и неизменен. Если кто, признавая благословенным и истинным то, что Бог не изменяется, недоумевает однакож, как Он будучи таков о добрых радуется, а злых отвращается, на грешников гневается, а когда они каются, является милостивым к ним; то на сие надобно сказать, что Бог не радуется и не гневается: ибо радость и гнев суть страсти.

Нелепо думать, чтоб Божеству было хорошо, или худо из за дел человеческих. Бог благ и только благое творит, вредить же никому не вредит, пребывая всегда одинаковым; а мы, когда бываем добры, то вступаем в общение с Богом, по сходству с Ним, а когда становимся злыми, то отделяемся от Бога, по несходству с Ним. Живя добродетельно, мы бываем Божиими, а делаясь злыми становимся отверженными от него; сие не то значит, чтобы Он гнев имел на нас, но то, что грехи наши не попускают Богу воссиять в нас, с демонами мучителями соединяют.

Если потом молитвами и благотворениями снискиваем мы разрешение во грехах: то это не значит, что Бога мы ублажили и Его переменили, но что посредством таких действий и обращения нашего к Богу, уврачевав сущее в нас зло, опять делаемся мы способными вкушать Божию благость; так что сказать: Бог отвращается от злых, есть тоже, что сказать: солнце скрывается от лишённых зрения
" (с) преподобный Антоний Великий.

В общем, откуда ушли, туда и пришли. Бог-каратель - не на небе, а в головах.