January 17th, 2015

мысли о фильме Андрея Звягинцева "Левиафан".

Левиафан
Быть иль не быть - вот в чем вопрос.
Что благороднее: сносить удары
Неистовой судьбы - иль против моря
Невзгод вооружиться, в бой вступить
И все покончить разом...
У. Шескспир (с)

Север, холодное море, волны ледяной воды бьются о скалы, ветер и далекий горизонт. Полуживые просторы в которых выживает человек.
Фильм Андрея Звягинцева «Левиафан» не отпускал меня до последней минуты: замечательная режиссерская работа; великолепная работа оператора; одна из лучших в мире кино работ звукорежиссера, когда от одной детали в мыслях рождаются целые осязаемые картины. Несколько дней я находился под сильнейшим впечатлением. И все это значит, что я говорю «да»? К сожалению, нет.
«Левиафан» живописует бездну. Перед нами как будто роман Достоевского, из которого вычеркнули всякую надежду. В этом фильме весь спектр человеческого падения: предательство, слабость, сребролюбие, воровство, измена, запойное пьянство, бегство от жизни. Над каждым героем тень небытия. Сама жизнь, - безнадежные и бесконечные муки Сизифа. Казалось бы, стержнем является сильный социальный момент: несправедливое противостояние «униженных и оскорбленных» с продажной властью. Однако с развитием сюжета понимаешь, что солнце, встающее над добрыми и злыми, одинаково немилосердно ко всем. И глава города тоже раздавлен роком, но по-своему. Каждый герой в аду.
Церковь в фильме говорит о Христе, но говорит в молоко. Намеренно слабые слова священника, которые не могут утешить главного героя, а отправляют еще глубже в ад хулы. Митрополит, изображенный в образе бравого замполита. Храм на месте порушенных судеб.
Ад со всех сторон, total paranoia. И, главное, ад не только вовне, ад внутри.
Такова ли жизнь? Таков ли мир? Лично я хочу верить, что это не так. Что Христос победил мир, лежащий во тьме. Ведь каждый из нас рядом с ужасающим опытом ада имеет что-то иное. Любовь, красота, радость не менее реальны, пусть и раздавленные, пусть и растоптанные.
Свет, который не угасила тьма, это свет из гробницы Христа. Его там нет. Смерть не одолела Его. Он воскрес.