January 24th, 2015

Lomonosov

Богохульство. 2

Originally posted by shkrobius at Богохульство. 2
В средние века обвинения в богохульстве были исключительно редки, тогда как в ереси - сколько угодно.

По томистской доктрине, еретик всегда богохульник; однако, по той же доктрине любой грешник - богохульник; получается слишком широко, чтобы стать основанием для осуждения. Обвинение в богохульстве, к тому времени вышедшее из обихода, ввел Лютер в 1530х годах (см. главу 5
http://books.google.com/books/about/Blasphemy.html?id=zZu63qz85nsC.

Непосредственной причиной его нововведения стало преследование анабаптистов. До лютеран тех же анабаптистов яростно преследовали католики. Поскольку они и лютеран с кальвинистами клеймили еретиками, Лютер извел немало чернил на аргументированные памфлеты о бесполезности и вредности преследования ересей. Призывать к сжиганию анабаптистов за ересь ему было неудобно; это противоречило бы его позиции. Так появились первые богохульники.

Потенциал нововведения вскоре оценили кальвинисты, которым тоже требовалось оправдание преследования несогласных, но такое, чтобы оно не распространялось на них самих. В их случае, первым богохульником стал Сервет
http://en.wikipedia.org/wiki/Michael_Servetus
который крепко повздорил с Кальвином. Пошел на костер за анти-тринитарианство.

Пожалуй, самый поразительный случай, описанный Леви - преследования богохульства унитарианами в Венгрии (теми самыми отрицателями триединства, которых искореняли кальвинисты). Один из основателей постановил, что упоминание Христа в молитвах является богохульством. Его тут же обвинили в богохульстве и бросили в каземат, где он и года не протянул.

Чем более еретическими становились учения, тем более необходимым было продемонстрировать последователям и недругам, что у реформаторов все же было что-то, по чему они проводили красную черту. Даже самым отпетым богохульникам пришлось напрячься, найти еще больших богохульников, и радикально искоренить зло, дабы другие не тыкали в них пальцы, что, дескать, у тех нет ничего святого.

Немногое же изменилось с тех пор...