March 25th, 2015

птичка

Переводы молитвословов и др.

А скажите, друзья: существуют ли в природе (и конкретно в Москве) бумажные издания Молитвословов и Часословов в пригодном для молитвенного чтения переводе на русский язык? Интернет ими полон (хотя качество переводов зачастую хромает), а вот в бумаге есть? Интересует не знаменитый "Толковый молитвослов" с подстрочником для лучшего понимания, а именно что-то вроде двуязычного издания. Видел тексты иеромонаха Амвросия Тимрота - но он пишет, что "Вертоградовские" книжки давно распроданы...
Lomonosov

Иерей Михаил Шполянский...

Originally posted by kalakazo at Иерей Михаил Шполянский...
письмо собрату во Христе:

"Добрый день, батюшка.
Немного информации о себе, как и обещал. 1956 г. рожд., Питер, с младенческого возраста проживаю в Николаеве. С 73 по 79 кораблестроительный институт. Три года в оборонном КБ, специализация – проектирование боевых надводных кораблей. Учился и работал «по призванию», мне это было очень интересно. И сейчас, хотя, конечно, и полностью за два десятилетия дисквалифицировался, проанализировать вероятность уничтожения ударным крейсером типа «Атлант» («Москва» и др. – американцы их называют «эйркрафт киллер») американского авианосного соединения (напр., «Нимиц» и два ат. крейсера типа «Калифорния») для меня дело более понятное, чем разобраться в абсурде нашей церковной жизни. Женился в 19 лет, 74год, жена Алла, пока не «размножились» безмерно, была художницей. Из института выгоняли два раза, столько же и из комсомола. Детей «своерожденных» трое - Александр (77), Илья (80), Дарья (86). Отец мой то ли еврей, то ли полуеврей, полоуполяк (семейная тайна – скелет в шкафу), мать – «малоросская» нация: и русская, и украинская, и греческая, и турецкая кровь. В общем, чистопородный русский. Жена еврейка, правда отец её – морской офицер, и потому еврейство условное (графой в паспорте). В 82 наехало на меня КГБ за «невосторженный образ мыслей», обвинили в шпионаже в пользу Австралии (не шутка!). История полутрагическая, полукомичная; от посадки спасла смерть Брежнева. Работал каменщиком, оператором котельных, бухгалтером в городской церкви. В 81 думал-думал, и надумал – есть Бог (до этого никого верующих в жизни не встречал). Раз есть – буду читать Евангелие. Здорово. В Москве в 82 познакомился с о,Сергием Правдлюбовым, через год его брат крестил всю нашу семью, а он стал крестным отцом. В 84 году впервые поехали в Псково-Печерский монастырь, и с тех пор, по рекомендации о. Сергия, духовно окормлялись у о.Иоанна Крестьянкина и его ученика – о. Тавриона. В конце восьмидесятых работал бригадиром в худ. мастерской, интерьеры. Весной 90 переехали жить в пригородное село, купили хатку «над водами» - из окон – десятки километров водной глади Днепро-Бугского лимана. В июле без моего ведома прихожане Старо-Богдановской Церкви (самый бедный приход епархии), прекрасный храм на холме в трестах метрах от нашего дома, 1860 года, (для нашей местности это древность) ходатайствовали о поставлении меня им настоятелем. Так меня женили – в несколько дней был рукоположен и назначен на приход. Думал, и помру при этом храме – уж очень он бездоходен, никому не нужен. С первого года к нам в семью стали приходить люди за помощью – бомжи, зеки, сироты, наркоманы. Многие подолгу у нас жили. Сироты же оставались. В 99 году наша семья была зарегистрирована госадминистрацией как детский дом семейного типа. Но по сути дела это не детский дом, а просто многодетная семья. В настоящее время в нашей семье живут, кроме «своерожденных», еще семеро приемных детей, несколько детей уже живут взрослой самостоятельной жизнью. Ирина, Анна, иер. Максим (зять), Елена, Мария, Федор, Ирина (невестка), Елена (невестка), Игорь, Димитрий, Мария, Анна, Валерия, Роман. Есть внуки – Миша, Гриша, Максимчик..
«Истинный монах» - бывший почаевсий эконом – Питирим возненавидел сразу за «не совсем общее выражение лица» и «недавание» «тысяцей»-взяток. У нас действительно было много друзей, помогавших храму и детскому дому, так что материально мы были вполне обеспечены – перенести того наш подвижник не мог. Энергично боролся с самим существованием детского дома, даже ходатайствовал перед властями о его закрытии, мотивируя тем, что «ему слишком много спонсоры помогают». Но достать меня не мог, пока я сам не подал повода: осенью прошлого года публично и самым широким образом выступил против епархиального произвола, заступившись за одного гонимого священника, молодого, но очень искреннего и ревностного. А тут и публикация в «Вестнике» подоспела, была использована как предлог гонений. 5 февраля пущен под запрет за непочтение к епископскому сану. Собрано тысячи подписей в защиту, через месяц, после приезда комиссии из митрополии, восстановлен в служении, но переведен на дальний приход. Остальное ты знаешь – служить я там отказался и ушел за штат. Теперь счастлив.Collapse )