May 31st, 2015

flag

Премудры ловцы явлей - рыбари богословцы показа

В день Пятидесятницы на апостолов сошел Святой Дух в виде языков пламени. И исполнились неграмотные рыбаки премудрости, что выразилось не только в говорении на иностранных языках, но и в понимании глубоких тайн божиих. А «ученые» (не только мира сего, но и богословы иудейские законоучители) не разумеша.
Так часто бывает, потому что знания очень легко получить из разных источников, их слишком много и они слишком разнообразны, а понимание — это то, что остаётся за скобками "информационного шума".
Хорошо сказал Вацлав Гавел, президент Чехии, диссидент: «Чем больше я знаю, тем меньше я понимаю». Он очень афористически выразил этот разрыв между уровнем знания и уровнем понимания. Поэтому основная задача настоящего образования — научить пониманию.
 Учат ли пониманию в православных ВУЗах? Вот один пример: на гос. экзамене в ПСТГУ (можно сказать это ведущий богословский ВУЗ РПЦ)  в 2011 году было практическое задание, ответ на которое являлся конкретным проявлением компетенции в области религиоведческой экспертизы. Необходимо было дать анализ неизвестного текста. Хотя в 2011 году это задание было только в качестве эксперимента, однако, эксперимент оказался очень красноречив: в итоге круглые отличники классифицировали святоотеческие тексты как ересь, и в то же время еретические – как хорошие «правильные» тексты, не вызывающие подозрения. Вот так на деле  было продемонстрировано, как выпускники духовных уч. заведений умеют применять полученные знания, насколько понимают то, что изучали, и, главное, для чего эти знания можно и нужно было получать.

Не знаю какие именно тексты там предлагались, но уверен, что если повторить этот тест среди нашего епископата, клириков, выпускников Семинарий и Академий, то результат будет тот же.
Взять хотя бы тему монашества.
Еретических текстов здесь преизбыток. Всячески превозносят монашество еретики манихеи, альбигйцы, катары, тамплиеры (из которых вышли масоны) – они требуют крайнего аскетизма, отречения от мира, от всего земного, требуют абсолютное послушание, нестяжание, плотское воздержание, и т.п. Ересь неоплатонизма, от Оригена  через его учеников свв. отцов (да ещё писания еретика Евагрия Понтийского без всяких оговорок включены в Добротолюбие) проходит через всю монашескую литературу до настоящего времени (идея превращения в «ангелов», возвращения «назад» к с состоянию до грехопадения прародителей через аскетизм). Отвержение мира в монашестве зачастую принимало несколько радикальные экстремистские формы, так что почти растворило в себе изначальный "космизм" и эсхатологию христианской веры и становилось иногда отрицанием уже самой ценности мира и человека.

Если взять тексты этих еретиков (без указания авторства и комментариев) о монашестве, то наши «духовные лидеры» и богословы назовут их «правилом веры» и образцом для подражания.

С другой стороны, православные святоотеческие наставления будут восприняты агрессивно и названы еретическими. Например, писания свт. Игнатия (он святой и образцовый монах): «Правда, и ныне некоторые разгоряченные верхогляды, даже из светских, берутся за поддержание монашества, не понимая, что оно – великая Божия тайна. Попытки таких людей лишь смешны и жалки: они обличают их глубокое неведение и судеб Божиих и дела Божия. Такие умницы и ревнители что ни сделают, все ко вреду» (Свт. Игнатий (Брянчанинов). Избранные письма, «Письма к монашествующим», п. 50.). «Надо понимать дух времени и не увлекаться прежними понятиями и впечатлениями, которых в настоящее время осуществить невозможно. Важность – в христианстве, а не в монашестве» (Свт. Игнатий (Брянчанинов). Избранные письма, «Письма к родным и друзьям», п. 503). «Лучше выйти из монастыря и проводить в мире жизнь, соответствующую своему расположению, нежели, живя в монастыре с враждебным к нему чувством, проводить жизнь, нисколько не сообразную с монашескими правилами», – говорит свт. Игнатий (Брянчанинов). «Нет условий в самом народе для того, чтобы существование монашества продлилось; так в высохшем дереве нет условий, чтобы оно давало лист и плод! Сверх того, бури извне усиливаются сорвать его с лица земли» (свт. Игнатий Брянчанинов, «Письма к друзьям», М. Новоселова, п. 9). И многое тому подобное наши ученые-богословы без тени сомнения причислили бы к антицерковным и еретическим писаниям.

Поэтому "многое знание" еще не означает понимание. "Кто думает, что он знает что-нибудь, тот ничего еще не знает так, как должно знать" (1 Кор. 8:2). Вот и известное древнее изречение: "Я знаю, что ничего не знаю (др.-греч. ἓν οἶδα ὅτι οὐδὲν οἶδα), которое приписывается философу Сократу (некоторые приписывают Демокриту), полнее выраженное в форме: "Я знаю только то, что ничего не знаю, но другие не знают и этого", говорит о том же. Скорее всего, здесь под "не знанием" подразумевается не полное понимание сути, а не отсутствие знания информации. Именно эту человеческую немощь и уврачевало сошествие Св. Духа на апостолов, празднуемое сегодня.