January 18th, 2016

pastoral

ХРИСТОЛОГИЯ Иринея Лионского


Два варианта перевода (Ириней Лионский. Против ересей 3: 20:2):
1. В пер. Преображенского: "Слово Божие обитало в человеке и сделалось Сыном Человеческим, чтобы приучить человека принимать Бога и Бога обитать в человеке, согласно с волею Отца"
2. В ККЦ 1992, § 53: "Слово Божие обитало в человеке и сделалось Сыном Человеческим, чтобы приучить человека понимать Бога и приучить Бога обитать в человеке, по воле Отца".

Этот текст сохранился только на латыни, и занимаемое место имеет звучит так "assuesceret hominem percipere Deum, et assuesceret Deum habitare in homine" (PG 7a: 944). Для нас имеют значение два слова: "assuesceret" [assuesco – приучаться к чему-либо, вырабатывать в себе искусство и навык] и "percipere" [percipio – получать, охватывать, занимать, понимать, постигать, принимать, ощущать].

Текст очень важен богословски, поскольку предполагает духовно-нравственное развитие человеческой индивидуальности (!) в Лице Иисуса Христа. По дерзновенной мысли Иринея не только человек должен был приучиться к жизни в Боге, и Бог приучиться "ощущать" Себя в нашей шкуре. Для этого Логосу мало было вочеловечиться, надо было прожить нашу жизнь, побывать в житейских обстоятельствах человека. Экзистенциально изведать человеческую жизнь. Это "привыкание" происходило постепенно – в этом-то как раз и новый ракурс для рассмотрения взаимоотношения человеческих и божественных энергий и актов Христа: Его человечество вполне реально алкало, а действующий в Нем Логос вполне реально утолял этот голод (как на колодце Иакова) и даже совершал чудеса. В этом и только в этом контексте следует рассматривать учение о том, что Отец "не пощадил" Своего Единородного, но "предал" Его на страдания – на все страдания жизни, которые Он, Бог Слово, должен был вкусить "как обычный человек". Единство Правды Божьей и человека совершилось в делах человеческих, достигших своего совершенства в человеческой деятельности Иисуса. Но Правда в том и состоит, что она не будет абсолютной правдой, если будет осуществляться только при благоприятных условиях (ср. слова сатаны об Иове в Иов 1:9-11). Правда и совершенство должны были пройти "тест на прочность" страданиями. Божество во Христе должно было "приучаться" не только жить человеческой жизнью Иисуса и творить чудеса, но и страдать за Правду. Если бы Сын прошел путь человеческой жизни в совершенстве и праведности, но в покое и святости, то это было бы «создание искусственных условий», а значит, нее было бы в Его праведности всей полноты Правды: Он так и остался бы «непричастным» всем экзистенциальным реалиям человеческого жития. Он так и не стал бы «во всём» одним из нас – в жизни, в страдании, в смерти. Но, благодаря страданиям Иисуса Христа, «мы имеем не такого первосвященника, который не может сострадать нам в немощах наших, но Который, подобно [нам], искушен [πεπειρασμένον - от «πειρασμός» (испытание, проба, проверка)] во всем, кроме греха» (Евр.4:15).
s

Pro et contra Тиллих: о возможной интерпретации диалектической теологии. Введение

Поскольку в последние недели и месяцы в сообществе неоднократно упоминалась и даже обсуждалась теология Пауля Тиллиха, осмелюсь предложить вниманию собеседников свой текст, который сложился в течение этого Рождественского времени.

Это, если можно так выразиться, позитивная критика Тиллиха - то есть, не разбор его положений шаг за шагом, но попытка показать, как основополагающий для него метод "корреляции" может быть использован в другой системе понятий и, отчасти, с другими результатами. Текст получился большой, поэтому здесь выкладываю только введение. Ссылки на все остальные главы - внизу, под заголовком "Оглавление".




Оригинал взят у n_vilonov в Pro et contra Тиллих: о возможной интерпретации диалектической теологии. Введение
Хотя основоположником "диалектической теологии" выступил Карл Барт в "Послании к Римлянам", границы этой школы всегда были неясными. К ней относили, с большим или меньшим основанием, теологов, довольно сильно отличавшихся и от Барта, и друг от друга - достаточно вспомнить Эмиля Бруннера, Пауля Тиллиха, Фридриха Гогартена.

Непосредственной отправной точкой для нашего эссе, источником нашего замысла является та разновидность диалектической теологии, которую разработал Пауль Тиллих. Эта диалектика не сосредоточивается на разрыве между Богом и человеком; наоборот, она ищет "корреляцию" между ними, старается показать, как откровение Бога становится ответом на ситуацию, в которой пребывает человек. 

Collapse )

Не разделяя идей Бонхёффера о "совершеннолетии мира", мы, тем не менее, считаем, что в его критике есть рациональное зерно. Точка, в которой Благая весть христианства становится ответом на вопросы человека, может быть найдена, только если опереться на адекватный анализ человеческой ситуации, в то время как анализ экзистенциалистов отнюдь не удовлетворителен. Как минимум, его нужно пересмотреть, перевести в другую систему понятий, более ясных и однозначных, чтобы отделить зерна от плевел.

В этом эссе мы намерены показать, как может быть применен метод "корреляции", если описать человеческую ситуацию в другой системе понятий. В системе, основанной отчасти на анализе человеческого опыта Эрнста Маха, отчасти на логике Людвига Витгенштейна, и отчасти на теории человеческой деятельности Людвига фон Мизеса[4].

Collapse )


Оглавление:
Collapse )