May 15th, 2016

Богословие 9 мая.

По случаю открыл пухленький томик Богослужебных указаний на 2016 год,
и залез в конец, где всякие статьи и доп.материалы публикуют.
Там и впрямь много чего интересного оказалось, но скажу об одном -
приведен текст "Последование молебна на День Победы".
Понятна задача, которая была поставлена составителям этого молебна,
понятны образцы, на которые они опирались. Но я не об этом.
Только несколько замечаний на полях этого молебна.
" Яко не по беззаконием нашим сотворил еси нам, Господи, ниже по грехом нашим воздал еси нам...
посетив жезлом неправды наша, ущедрил еси нас победою на сопостаты "
Кто это "мы" ? Кто имеется ввиду ? Ответить на этот вопрос можно, опираясь на речи патриарха
и церковных спикеров. Ими разрабатывается такая конструкция: существует богоизбранный русский народ,
хранитель святой веры православной, Третий Рим, который под водительством "вождей" отражает нападения
с разных сторон разных супостатов. Периодически, как и древний Израиль, народ отступает от Бога,
за что наказывается природными и историческими катаклизмами. Соответственно,в ХХ-м веке народ
впал в богоотступничество, был наказан внутренними потрясениями, а кроме того, страшным иноплеменным
нашествием, и, очистившись в горниле страданий, вернулся к Богу, православной вере, опять встал на защиту святынь.

Согласен ли я такой историософией? Нет, не согласен.
И бог, который топит народы в крови, не мой бог.
Опыт страдания, полученный людьми в ХХ-м веке, требует другого
осмысления не столько потому, что ранее не случалось ничего подобного,
сколько потому, что о человеке мы мыслим иначе, ценность человека иначе,
страдание иначе ( благодаря Достоевскому, в частности).
Можно ли говорить о "богословии после Освенцима" или нет? А после "Колымы"?
Но составители молебна не хотят ничего этого видеть.
Может быть их следовало бы посадить в комнату и заставить долго читать
воспоминания, свидетельства об этих ужасах? Или они уже читали,
видели, и не хотят ничего видеть и слышать?
В любом случае,неужели это и есть ответ нас христиан на опыт ада на земле ХХ-го века?
Неужели это ветхозаветно-московитское богословие и есть единственное,
что православные богословы могут произвести?
На горы детских туфелек, на могильные рвы наших краев,
на этот немыслимый стон и крик, отвечают они этой компиляцией текстов
на церковно-славянском? Воспроизведением этой мифологемы богоизбранного русского народа?
Заказ понятен - закруглить, закрыть, вписать в историю, обезопасить.
Но какой ценой? Думаю, слишком большой.