June 2nd, 2016

маскарон

Нью-эйдж

Бывают такие ситуации, когда, понимаешь, никакой толерантности не хватает.
Одна моя приятельница совсем съехала на тета-хилинге, другая читает про трансёрфинг реальности, третий расхваливает какого-то Сильву.
Симпатичный католический монах говорит что-то похожее.
Все они управляют энергиями, визуализируют свои успехи, излучают позитивные вибрации и добиваются замечательных результатов в любом деле.
Какая-то жуткая глупость и пошлость, на мой взгляд, сродни разговорам про гороскопы и переселение души...
На мои недоумения мне говорят: "ты не читал, ты не знаешь, ты не разбираешься, ты не хочешь узнать!". (Конечно, не хочу. Ведь большинство из этих шарлатанов - вымогатели и бизнесмены, зарабатывающие на этом и открывающие свои эзотерические секреты только за хорошие деньги.)
На мой взгляд, чтобы понять, что нечто есть некая муть, вовсе не обязательно глубоко погружаться в изучение этой мути?
Или я ошибаюсь?
А может быть - это, действительно, правильный путь?
Главное, чтобы человеку жилось веселее и приятнее? Это же хорошо?
m

Об обетах в аспекте исповеди

Мы недавно говорили здесь об обетах http://christ-civ.livejournal.com/559788.html?thread=16017580#t16017580 Особенно этот вопрос интересен в связи с коллизиями, когда человек не может по каким-либо причинам исполнить данные обеты.

Пока тема ещё не совсем остыла, хочу обратить внимание на обеты в аспекте исповеди. Каждое таинство Покаяния и по форме и по существу должно заканчиваться словами: ..." О всих сих каюся и жалею и впредь с помощью Божией ОБЕЩАЮ блюстися". Разве это не обеты? Конечно же, кающийся в Таинстве даёт обеты перед Богом и священником не повторять грехи.

Но волей-неволей зачастую те же грехи, в которых обещали исправиться, люди повторяют. Некоторые даже с грустью говорят, что можно текст исповеди распечатывать на ксероксе, настолько одинаковы получаются исповеди. Получается, что нарушение обетов - явление совершенно обыденное почти для всех, а не только для монахов.

+

О роли бесов в учении ранней Церкви

Уважаемые участники сообщества, буду признателен, если поможете прояснить следующий вопрос.

Не секрет, что многие подвижники немало писали о борьбе со страстями и о кознях зловредных духов, тут и там расставляющих им ловушки в той борьбе.

Антоний Великий был родом из обеспеченной коптской семьи. Похоже, знал и коптский, и греческий, был неплохо образован. Антоний писал о всяческих нехороших духах.

Понятно, что Антоний мог усвоить соответствующие представления от людей, среди которых жил.

ЕЭ, в свою очередь, утверждает, что бытовавшие в период второго храма представления о зловредных духах оказали своё влияние на «демонологию» текстов Нового Завета.

Собственно вопрос:

Откуда у подвижников раннего христианства могли появиться представления не только о тех духах, которые лишь вредят в быту, но и о тех, которые разжигают страсти, и желая погубить душу, открыто противостоят Богу?

(Чему, кажись, не мог учить иудаизм)