September 9th, 2017

m

Непростые отношения христианства и религии

Прежде, чем говорить о христианстве и религии, целесообразно вкратце сказать о самом понятии «религии», т.к. в ходе полемики собеседники зачастую понимают под «религией» совершенно разные феномены.
До эпохи средневековья термин «религия» имел очень узкий смысл, и обозначал богобоязненность, благочестие, поклонение Богу или что-то в этом роде.[1] Религией назывались только конкретные идеи и связанные с ними практики. Но пока ещё никому не удалось корректно сформулировать объединяющее начало, делающее систему идей и практик «религиозной» (вера в сверхъестественное, «предельная забота» человека или что-то ещё?). Всегда находятся какие-либо исторические примеры, не вписывающиеся в теорию и в определение религии.
Широкое и универсальное значение термину «религия» стали приписывать лишь с XVIII века, когда в европейской культуре созрела идеология богоборческого атеизма.[2] Термин «религия» понадобился как абстракция, обозначающая всё, что противоположно атеизму. Но этот термин является очень неудачным именно по причине своей абстрактности, поскольку абстрактной «религии» не существует. Более-менее корректно можно говорить лишь о какой-либо конкретной исторической «религии», о её контексте и её особых индивидуальных характеристиках.
Для решения проблемы определения религии мы предлагаем следующие рассуждения. Любая идея в области мировоззрения, социальных отношений и культуры обычно материализуется и внешне выражается посредством каких-либо церемоний, обрядов и ритуалов. Как правило, эти церемонии и обряды следуют за своей идеей в случае её эволюции, но иногда могут и отрываться от неё, замыкаясь в себе. Таким образом, формирование условного «тела» религии происходит аналогично формированию государственных и культурных традиций, т.к. при этом действуют одни и те же законы психологии.
Например, византийских императоров во время каких-либо мероприятий всегда сопровождали воины-копьеносцы (дорифоры). По существу это была не охрана, а почётный эскорт в качестве выражение высшей чести. Христианское понятие о Боге, как Небесном Царе, стало выражаться через аналогичные символы.
Collapse )