Татьяна (lady_tiana) wrote in christ_civ,
Татьяна
lady_tiana
christ_civ

Categories:

Лучшего Бог выбрать не мог в райский оркестр

Tonton Georges, Дядюшка Жорж, без чьих песен французская эстрада уже непредставима, родился в этот самый день, 22 октября, девяносто лет назад, в южном городке Сет. А через неделю, 29-го, исполнится тридцать лет с того дня, когда он переселился в мир иной, оставив после себя множество песен самого разного толка, до сих пор привлекающих к себе слушателей и певцов по обе стороны Атлантики.

Так кам же он был, Жорж Брассенс? Еще не так давно одно упоминание его имени вызывало однозначную усмешку - ах да, хулиган, безбожник, сквернослов, вечный эпатажник, enfant terrible и все такое прочее. Ну да, верно, у Брассенса есть немало песен, вызывавших очень острую реакцию слушателей, и даже запрещенных на радио. Но вот вопрос - а кого на самом деле высмеивает и обличает в своих песнях дядюшка Жорж? И вслушивались и вдумывались ли те, кто их на дух не переносит, в слова? Да и, собственно говоря, если говорить о христианстве, в чем оно? В красивых правильных словах и благолепных оборотах, или в любви и милости к тем, кому в жизни очень сильно не повезло, пусть и по их собственной вине? И против кого и чего так яростно негодует Брассенс? Против христианства как такового или против ханжества, фарисейства и чванства подчеркнуто "религиозной" публики?











Возьмем одну из самых известных песен Брассенса - знаменитого Овернца.




Надо быть на редкость ненаблюдательным человеком, чтобы не услышать в песне евангельские слова. Кстати, основана она на реальных событиях - юный Жорж еще в довоенные времена имел неприятности с полицией из-за участия в юношеских хулиганствах, в сорок третьем, уже живя в Париже, попал в немецкий плен и был угнан на работы в Германию. Сбежав оттуда, он тайно вернулся в Париж и нашел приют в доме у Жанны и Марселя Планш, это они сняты в ролике, и песня посвящена именно им, точнее, Марселю. А Жанне, щедро дававшей стол и приют всем бездомным и отверженным, посвящена пронзительная Jeanne:


У Жанны, у Жанны дверь таверны открыта всю ночь до утра…
Кто б ты ни был – коль нет ни кола, ни двора, тебя здесь ждут,- входи без стука.
Дом этот – райский уголок, он светит, словно маячок, – всем бродягам.

У Жанны, у Жанны собирается весь одиночества цвет -
Хоть знакомы едва, но родства ближе нет, для Жанны лишних не бывает -
Немного потеснятся все, найдется место и тебе в ее сердце.

У Жанны, у Жанны тут не жди разносолов – хозяйка бедна.
Пусть не ломится стол, но накормит сполна. А угощать она умеет -
Ее горбушка как пирог, вода – чистой воды вино – как две капли.

У Жанны, у Жанны не беда, если нечем платить за обед -
Поцелуй ее в лоб, пожелай долгих лет, пой, как умеешь, под гитару
Иль покажи ей, где живет пес бездомный, драный кот – будет рада.

Для Жанны, для Жанны ни в цветах, ни в капусте детей не нашлось,
Их кормить и баюкать ей не довелось, другой хватило бы для грусти…
Но – что ей, право, унывать,Когда для всех она как мать,- наша Жанна!




Песни Брассенса полны глубочайшего сочувствия и любви к молодым бесприютным влюбленным и к старикам, с трудом тянущих последние дни, к голодным уличным девчонкам, бездомным поэтам и бродячим музыкантам. Но вот ханжам и дуболомам лучше было не попадаться на его пути, потому что иначе они запросто могли услышать в свой адрес что-нибудь типа

Вот если б некто Х был дворником простым
И тихо дурковал - ну и пускай, Бог с ним!
Но он, скотина - вождь, и в партии всю жизнь.
Как понесет его - держись!

Вот если б некто Z был дятел без чинов,
То он не дергал бы отечества сынов.
Но он ведь генерал, в генштабе главный босс.
Он в деле – нужен труповоз.

Когда кретин активен
Ну как я
Ну как ты
Ну как мы
Ну как вы
Он в общем безобиден.
Пусть решает,
Совершает
Все, что глупо,
Все, что тупо, -
То, что с ним неладно
Никому не в падлу.
Портит всю картину
То, что из
Тройки шиз
Двое злы
Как козлы -
Упертые кретины.


Да и по поводу решений Второго Ватиканского Собора, допустившего служение мессы не на латыни, дядюшка Жорж высказался, мягко говоря, малопочтительно, утрируя и доводя до абсурда позицию тех, кто категорически не соглашался соглашался с этим решением. Жаль, "Буря в кропильнице" на русский пока не переведена, уж больно хорошо она иллюстрирует все наши побоища по поводу перевода / не перевода литургии на русский язык.

А что касается "Дурной репутации", в течение многих лет запрещенной на французском радио, полагаю, многие подписались бы под этими словами. Я так точно, и давно уже (и вчерашний постинг в моем ЖЖ тому примером).

Городишко наш - стар он и мал
Тут меня знает и стар, и мал
Бешусь я или же тих и нем
Я все равно слыву невесть кем.
Зла не чинил никому, ни в коем,
Просто быть хотел я самим собою,
Но люди обычно не любят таких,
Кто хоть чуть-чуть не похож на них
-Ругали все наперебой,
Кроме немых, само собой.

В праздник я не шел ликовать,
А оставался спокойно спать.
Марши, музыка в окне
- Все это было ну не по мне.
Не причинил никому вреда я,
Просто мне скучна радость духовая,
Но люд честной не любит тех,
Кто чем-то не похож на всех
- В меня всяк тычет палец свой,
Кроме калек, само собой.

В саду мальчишка яблок набрал,
И если б не я, то он не удрал
-Горяч был хозяин, и что уж темнить,
Пришлось мне немного его охладить.
Грех мой не велик, и не много стоят
Яблоки, что вор утащил с собою,
Но люди обычно не любят таких,
Кто хоть чуть-чуть не похож на них
-Мне вслед рванулись все гурьбой,
Кроме хромых, само собой.

Что будет дальше - легко уяснить,
Не нужно пророком для этого быть,
Вот только покрепче отыщут пеньку
И буду болтаться я на суку.
Я им не попутчик, и злятся пуще,
Что иду дорогой, не в Рим ведущей,
Все поглазеть придут толпой, Кроме слепых, само собой.

А вот что, кстати, говорил в свое время Брассенс своему другу, священнику Андре Сэву: "Моей матери удалось привить мне ощущение присутствия Бога, убеждение, что мы должны чувствовать себя нагими перед его взглядом. Но я инстинктивно считал этот взгляд взглядом любви. А вы, католики, с вашим адом, бесконечными обвинениями и тем гипертрофированным значением, которое вы придаете плотской любви, - вы уверяете, что это взгляд карающего судии. Вы внушили людям страх, и вот этого я вам простить не могу. Я никогда не стану утверждать, что Бога нет. Все, что я могу сказать - это то, что я об этом ничего не знаю."

И этот человек, "не знающий о Боге", пишет одну из пронзительнейших песен-молитв Je vous salue Marie на стихи Франсиса Жамма, шаг за шагом описывающую Крестный путь Спасителя.




Говорить о том, кого любишь, можно практически бесконечно. Но, дабы не перегружать читателей и слушателей, я на этом умолкаю, напоследок добавив еще две мои любимые песни - Старого Леона и Завещание. Просто вспомните мудрого, доброго и невероятно застенчивого, несмотря на всю свою эпатажность, человека, и подумайте о нем что-нибудь хорошее, пожалуйста.




Марк Фрейдкин исполняет песни Жоржа Брассанса в своем переводе - Завещание с просьбой быть похороненным на пляже в Сете



patefon.org
Tags: 20 век, искусство, католичество
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 8 comments