?

Log in

No account? Create an account

Предыдущий пост | Следующий пост

Занятно читать этот доклад архиепископа Иркутского и Читинского Хризостома четверть века спустя, наблюдая сегодняшнюю церковную действительность (особенно финал ему удался - но и анализ приведших к такому финалу причин с архиерейской точки зрения вполне интересен). Жаль, архиереи такие по-прежнему в меньшинстве - не мейнстрим, увы.
Друзья, начну здесь потихоньку публиковать документы, относящиеся к деятельности Русской Православной Церкви в ХХ веке.
Для начала, хочу познакомить вас с докладом тогда еще архиепископа Хризостома (Мартишкина), возглавлявшего в те годы Иркутскую и Читинскую епархию. Этот владыка был известен тем, что он, единственный из всего священноначалия Русской Православной Церкви, признал в 1992 году факт сотрудничестве с органами государственной безопасности в советский период, и один из немногих архиереев, пытавшийся в те годы напомнить о решениях Поместного Собора РПЦ 1917 года.
(Данный доклад был опубликован в официальном сборнике «Поместный Собор РПЦ 6-9 июня 1988г. – м а т е р и а л ы», издание РПЦ МП 1990 года, страница 395-398).


Архиепископ Иркутский и Читинский ХРИЗОСТОМ

Уважаемые члены Освященного Собора!

Я хотел бы утешить Владыку Иринея. Не скорбите, Владыко, что Вы не были членом Синода. Я хоть и живу в Советском Союзе, но за 14 лет был всего один раз и то в самом начале.
В прослушанных докладах звучала мысль и о нравственности, правда, не очень четко, обширно, но все же звучала. Говорить о нравственности можно много, долго и с разных позиций. Я не считаю себя богословом, изучал богословие очень плохо. Любая нравственность начинается с воспитания, а воспитание — это и дисциплина.
Наша Святая Церковь прошла славный путь в своем тысячелетии и много совершила, и всегда были в недрах Русской Православной Церкви святые и подвижники, мученики и исповедники; были слабые и немощные люди, которые попадали под различные влияния; если эти влияния были добрые, они были тоже добрыми, если злые — злыми. Мне кажется, что сегодня самым существенным недостатком нашей церковной жизни является отсутствие всякой дисциплины.

Я 14 лет являюсь правящим архиереем. Я не знаю, чем занимается вообще Патриархия. Я 10 лет посылал отчет из Курской епархии, писал всегда почти одно и то же. Жизнь была однообразна, хотя в ней много различных внутренних аспектов — и радостных и печальных, но не обо всем можно говорить. Ни разу я не получил ни одного замечания — правильно ли я управляю, есть ли ошибки. Только в последний, кажется, год я получил из Патриархии ответ, что на моем отчете положена резолюция Его Святейшества: «Нет Курско-Белгородской епархии, есть только Курская». И после этого меня перевели в другую. Можно было обращаться к управляющему делами Московской Патриархии, всегда можно было встретить доброе слово, внимание, но не было существенной помощи.

Я думаю, что каждый из вас, правящих архиереев, знает, сколько у нас различных трудностей, субъективных и объективных, и несмотря на то, что мы живем в одних и тех же условиях, мы так далеки друг от друга. Казалось бы, когда люди живут в трудных условиях, у них должна быть солидарность, они сплачиваются, они вместе противостоят тем или иным трудностям. Мы все разобщены. Вот такой пример. Ко мне приезжает в Иркутск один молодой человек, исключенный из Ленинградской Духовной Семинарии. За 2 года обучения в семинарии он понял одно: что мы все разобщены. Он пробыл у меня две недели, я посмотрел на него и сказал, что не смогу его рукоположить, потому что у него неверные представления о служении Церкви, что он меня не устраивает. Тогда он сказал, что поедет к моему противнику, который не только его рукоположит, но и даст хорошее место. Это, действительно, так. Когда епархиальный архиерей соприкасается не с очень хорошими священнослужителями, когда он хочет их воспитывать или наказывать, если нет надежды на воспитание, то ему это трудно сделать, так как появляется много различных защитников у порочных священнослужителей. Когда запрещаешь в священно служении, то это тоже не одобряется, особенно когда лишаешь сана, это не приветствуется Патриархией. Один выход — отпустить в другую епархию. Надеешься, что перед тем как его принять, тот или иной архиерей запросит: каковы его качества, почему он ушел? Нет, запрашивают личное дело, отпускную грамоту, и этот священник, которого ты отпустил, был вынужден отпустить, потому что наказать его нет средств, получает великолепное место. Мне стоило громадного труда избавиться от нескольких таких клириков. Они очень недостойно вели себя, они, может быть, не столько порочны, сколько бравировали своими недостатками, они сознательно разлагали церковное общество. Я говорил, что нельзя их назначать настоятелями в приходы, они должны служить под наблюдением в надежде на исправление. Они получили хорошие места. Один из них здесь даже представляет епархию. Это печально, мы сознательно сами разлагаем Церковь.

Говорилось о том, что необходимо иметь пастырю нравственный облик. Наша ответственность повышается в период перестройки и гласности. Наше общество говорит о повышении нравственности, духовности, но, это говорит светское общество. А что мы можем сказать верующим и неверующим не только словом, а прежде всего своим примером? Наше торжество началось служением литургии в Богоявленском соборе. Его совершали члены Священного Синода, прекрасно пели хоры, но как мы себя вели, архиереи, клирики? Может быть, у меня искаженное видение, но мне было стыдно за всех нас. Если бы мы по-смотрели на себя и друг на друга со стороны, не глазами священнослужителя, а глазами просто не церковного человека и тем более глазами атеиста, да еще воинствующего, то мы бы выглядели не лучшим образом. Служба была хорошая, мы даже не относились к ней как к спектаклю, ибо на спектакле зрители так себя не ведут, как мы себя вели. Многие иерархи стояли на видном месте, разговаривали, смеялись, и весь их облик показывал, что они не были проникнуты молитвой. И это тоже проповедь, только чего? Как мы можем проповедовать, призывать к молитве, если мы сами разучились молиться. Каждый из нас очень много говорит об объективных трудностях, что мы не имеем того, другого, третьего. Но не в этом главная беда и трудность.

В первые века христианство было вообще вне закона, не было книг, была изустная проповедь. Помню сороковые годы, с 1943 по 1954 годы у нас тоже было возрождение, даже более мощное, чем сейчас; открывались храмы тысячами! Священнослужители имели возможность и административной, и пастырской деятельности. С чего они начали и чём они кончили, я думаю, все, кто жил в то время, знают. Начинали с того, что покупали себе роскошные дома на самом видном месте, красили заборы в зеленый цвет. Приезжай в любое место: лучший дом с зеленым забором и злой собакой — дом местного священника, и к нему не подберешься. А машины — не просто «Волги», а ЗИЛы. Я думаю, что великим благом, Промыслительным действием Божиим было то, что в 1961 году отказались от административной деятельности. Это промыслительно потому что последующие годы были трудные, но если бы священники были у власти, то их всех бы пересажали на законном основании. В эти годы управляли административной деятельностью, были у ящика, у денег — светские люди. Да, они, может, быть, нечестно поступали, но они светские. По крайней мере, у нас не было возможности так широко пользоваться «церковным карманом», мы часто путаем его со своим.

Действительно, в нашем обществе начинается обновление, и мы имеем возможность принять участие в преображении нашего общества с позиций христианства, с позиций Русской Православной Церкви. Но мы должны принести покаяние, должны увидеть свои собственные недостатки, должны отказаться от собственного величия. Мы, архиереи, — самые бесправные в Русской Православной Церкви, когда нас переводят, нас никто не спрашивает за что и почему. Но мы также поступаем и с клириками своими. Мы бесправны перед Патриархией, Священным Синодом и Патриархом, они с нами не считаются, хотя, может быть, в силу каких-то обстоятельств, может быть, не личных. И мы так же поступаем.

Мы все раздроблены, мы все упоены, но чем? Посмотришь на своего собрата: идет, под собой ног не чует, а что у него? какие знания? Ведь если мы сопоставим образование дореволюционное с нашим современным богословским образованием, то последнее не идет ни в какой счет. Когда читаешь «Журнал Московской Патриархии» и узнаешь, кого рукополагали в архиереи в 40-е годы, после 1943: пожилых людей, но они были с образованием, со светским или духовным, знали языки. Но самое главное — они имели внутренние убеждения и богатый духовный мир, и в то время действительно было преображение Церкви. Я думаю, что основа была заложена именно в 40-е и последующие годы так называемого «застоя».

Наша Церковь выжила не благодаря нам и нашим усилиям, священнослужителей. Да, у нас были замечательные пастыри и в эти годы, и ныне есть, конечно, но я говорю не о тех, кто заслуживает похвалы, благодарности, доброй памяти, я говорю о нас, о наших недостатках. Чтобы нам пойти дальше, чтобы оставить наследие духовное, чтобы о нас говорили, что мы не зря прожили жизнь,— а на нас воистину возлагается большая ответственность, и прежде всего, несомненно, на архиереев! Мы должны правильно строить свою церковную жизнь в приходах, в епархиях, и таким образом будет нормализовываться жизнь в Русской Православной Церкви. Мы должны прислушиваться друг к другу, быть солидарными и прежде всего - очистить свои ряды от тех, кто забылся, кто пренебрегает правилами приличия, кто просто ведет себя непорядочно и подло. Я не говорю о немощи — мы все немощны, все нуждаемся в милости Господней — я говорю о тех, кто бравирует своими недостатками, кто вольно или невольно разрушает дело Божие!

Комментарии

( 34 комментария — Оставить комментарий )
lana_korobova
8 янв, 2014 22:33 (UTC)
не единственный. Я лично присутствовала на службе в Кафедральном Владимирском Соборе г.Киева (Украина), во время которой п.Филарет Денисенко покаялся перед паствой. За давностию лет не помню формулировок. Было это или в 91 или в 92 году. К сожалению, точнее не помню уже.
silenza
9 янв, 2014 05:14 (UTC)
Мне кажется, что и ещё кто-то был, кроме них двоих - но я ни на одном таком покаянии не присутствовала
lana_korobova
9 янв, 2014 12:32 (UTC)
такое не забывается. Я даже до сих пор помню выражение лица митрополита. Видно было, что дается ему это с большим трудом. Но излагал спокойно, с достоинством и сразу перешел на личности прихожан. отметив роль и значение женщины в сохранении веры: советские годы не боялись посещать и принимать участие в жизни парафий. в подавляющем большинстве именно женщины. Среди редких мужчин и ребят были, в большей степени. как это ни печально, голубые. Мы уже тогда знали кто есть кто и борьбе м.Филарета с ними. Заключалось эта борьба в том. что он отсылал наиболее одиозных в самые глухие приходы, где таковым было проблематичнее находить себе партнеров для блуда. Но, насколько мне известно, из Церкви никого за это не изгонял. Но и до власти не допускал. Одного допустил до управления Лаврой. так закончилось скандалом с воровством переданных от прихожан ценных вещей в дар Лавре, в частности. За это м.Филарет его удалил с занимаемой должности в ответ на него в Москву тот товарищ и его голубая компания настроили донос, который очень кстати пришелся для набирающих во время перестройки силы и наглости голубых в рясах.
victor_vlad
9 янв, 2014 09:14 (UTC)
Не могли бы Вы дать какую-нибудь ссылку на опубликованный материал об этом покаянии. Интересно в чем именно и как он покаялся.
lana_korobova
9 янв, 2014 12:22 (UTC)
в силу возраста я не осознавала значимость, в том числе историческую, выступления тогда еще митрополита Филарета. Я жила в то время в Москве и наездами посещала службы в Соборе. Помню только, что меня очень поразило то выступление. оно было вместо проповеди. В том же выступлении м.Филарет говорил о значении и роли в церковной жизни прихожанок (женщин), что-то типо того. что они явл. хранительницами и носительницами веры (я своими словами излагаю).
Не знаю, зафиксировано ли где-то вышеупомянутое выступление или нет. Из свидетелей того выступления мне известен один - это староста храма, и поныне работающий во Владимирском Соборе.
Возможно обращение к прихожанам м.Филарета вошло в сборник его проповедей, изданных несколько лет назад.
(без темы) - victor_vlad - 9 янв, 2014 12:39 (UTC) - Развернуть
lana_korobova
25 мар, 2017 13:14 (UTC)
спасибо за уточнение
triponaciy
9 янв, 2014 03:23 (UTC)
Двойственное ощущение от статьи. Вроде - да, живое слово, ряд проблем обозначены честно. Но главный предмет критики - сложность в запрещении священников. Да, с этим теперь "лучше". Запрещают и чистят уже чуть не по поло епархии. на разве от этого "квартет" стал играть лучше?
silenza
9 янв, 2014 05:11 (UTC)
Ну я же предупреждала, что это - архиерейский взгляд на причины проблем ;)
На самом деле, "сложность в запрещении" - не главный предмет критики, не меньше внимания он уделил и омертвению церковной жизни, и несоответствию поведения клириков и архиереев христианским представлениям о нравственности, и стремлению разменять любое "церковное возрождение" на получение личных выгод (и, как мы знаем, в нынешнее "возрождение" дорвавшиеся не ограничились "особняками за заборами")...

Но занятно, что ты сделал акцент именно на этой проблеме. Архиереи жалуются на своё бесправие перед патриархией, священники - на бесправие перед архиереями, миряне - на то, что за всеми этими разборками духовенству до них дела нет (или - на злоупотребления пастырской властью), а также на то, что их мнение в церкви вообще никого не интересует... И все хором жалуются на разобщённость и равнодушие друг к другу, понимая под этим внимание к их собственным проблемам и игнорируя проблемы остальных "сословий"...
(интересно, на что жалуется патриарх?)

А "улучшилась" не только ситуация с запретами, но и, например, доступ к церковным деньгам у власть имущих (и возможность путать их со своим карманом)..
Это же куда проще, чем научиться молиться и "очистить ряды" от "забывшихся" архиереев.

Edited at 2014-01-09 05:11 (UTC)
(без темы) - triponaciy - 9 янв, 2014 05:35 (UTC) - Развернуть
(без темы) - silenza - 9 янв, 2014 06:43 (UTC) - Развернуть
nectarius
9 янв, 2014 06:02 (UTC)
сложность в запрещении священников
Вот прямо не смог не вспомнить случай в тему, которому лично был свидетелем. Итак, Вильнюс, Духов М-рь, конец мая - начало июня 1990 г., воскресенье... Впрочем, на счет воскресенья не уверен, но иначе с чего бы Хризостому решить вдруг служить самому? Ну, день не важен... Итак, Хр-м входит в собор и, пройдя к солее, начинает читать входные молитвы. В это время из дьяконской двери выбегает рукоположенный им в попы три дня назад о. Димитрий Пятронис. Бедняга что-то замешкался в алтаре и заметил архиерея, лишь когда тот уже шел через храм. (Хризостом, надо сказать, всегда служил без встречи и т.п. глупостей, простым иерейским чином.) В общем, о. Д. занял свое место перед солеей секунд на 5-7 после святителя. Иеродьякон прочитал Отче наш, Хр-м сказал положенный возглас и вдруг, раскачнувшись всем своим крупным телом, плечом так двинул тщедушному литовскому попику, что тот отлетел к южной стене. "Пшел вон",- кратко, но достаточно горомко, сказал Хризостом и продолжил чтение молитв. Войти в алтарь о. Д. не посмел и всю литургию так и простоял на том месте, куда отлетел, а когда после службы разоблачившийся святитель направился через собор к выходу, подошел к нему и попытался взять благословение. "В кабинет",- сказал Хризостом, не дав руки для целования.
В кабинете я уже не присутствовал, но, как мне рассказал вышедший вскоре оттуда весь в слезах о.Д., там между ними состоялся следующий разговор.
-- Я, отец Димитрий, вам, кажется, ставленной грамоты еще не выдал?
-- Нет, владыко святый...
-- Так и не выдам. Положите ваш крест мне на стол и просто считайте, что с вами ничего не произошло.
-- Да, но как же...
-- И да, вы, если хотите, можете ехать, как мирянин, в любую епархию и принимать там рукоположение. Мне все равно. С вами просто ничего не происходило. Вы поняли?

А на душе у архиепископа, вероятно, скребли кошки: "ну почему,- думал он,- почему, зачем существует такая сложность в запрещении священников?"

Спустя дня три-четыре он все-таки помиловал о. Пятрониса, вернул ему крест и даже выдал ставленную грамоту, но былой любви, по которой он буквально сразу же после первого знакомства рукоположил его, к нему уже не испытывал.

А ввел юношу Дмитрия к архиепископу юный же иеромонах Иларион Алфеев, у которого тот юноша дотоле был алтарником и келейником на приходике в маленьком литовском городке Тяльшай.
renardetraisin
9 янв, 2014 09:07 (UTC)
Имеется в виду один и тот же Хризостом (Иркутский - Литовский?)?
nectarius
9 янв, 2014 09:26 (UTC)
Ну, Хризостомов в России - не как в Бразилии донов Педро :)
renardetraisin
9 янв, 2014 11:13 (UTC)
Спасибо!)
Интересная у него биография. Архиереем он стал в 1972 г., в возрасте 38 лет. В те годы это было бы невозможно, если бы не ГБ. Отсюда - храбрость и молодой обличительный задор в 1988.
А в остальном - то же барство, что и у собратьев по сану...
(без темы) - nectarius - 9 янв, 2014 11:21 (UTC) - Развернуть
liturgy_music
9 янв, 2014 17:55 (UTC)
Большое спасибо за публикацию. Уже ради одного этого я не пожалел бы, что читаю christ-civ (вернее, не читаю, а заглядываю, т.к. что-то много стало "жареных" историй).

Михаил.
silenza
10 янв, 2014 11:35 (UTC)
Пожалуйста - мне тоже показалось, что пора бы уже чем-то разбавить "злобу дня". А Вы тоже публикуйте, если что-то интересное попадется.
( 34 комментария — Оставить комментарий )

Профиль

корабль
christ_civ
Christ Civilization

Метки

Календарь

Ноябрь 2018
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930 
Разработано LiveJournal.com
Дизайн yoksel