alih (alih) wrote in christ_civ,
alih
alih
christ_civ

Типос

Этот пост - перевод главы из книги фон Хефеле "История церковных соборов" с небольшими моими комментариями (иначе было бы очень скучно переводить). Но сначала я вкратце поясню, в чем интерес.

Некоторые скажут, что Церковь распалась в 11-м веке, а некоторые - в 5-м; а вот я с теми, кто говорит, что в 7-м. При императоре Ираклии и ориентальные православные, и Церковь Востока восстановили общение с Римской империей на базе миафелитства. (Миафелитство - учение об одной ипостасной богочеловеческой воле во Христе - следует отличать от монофелитства, учения об отсутствии во Христе человеческой воли.) Вновь ставшая единой Церковь развалилась на Латеранском соборе. На мой взгляд, это интереснейшая страницей истории Церкви. Про Латеранский собор - в следующий раз, а пока про предпосылку к нему - про Типос.

Типос или его фрагменты, насколько мне известно, на русском ранее не публиковались. Тем не менее, вся суть правильно описана у Болотова. Но меня ранее неоднократно упрекали, что я слишком доверяю Болотову и Карташеву, которые типа несториане. Вот я и решил почитать историка, который был бы, напротив, враждебен к моим собственным взглядам.

Фон Хефеле - католический епископ, о нем можно почитать в католической энциклопедии:
Фон Функ правильно говорит: «будучи одной из самых детальных и полных работ по истории Церкви, она [книга фон Хефеле «История церковных соборов»] занимает видное место в современной научной литературе».
Саму книгу: Karl Joseph von Hefele, “A History of the Councils of the Church, from the Original Documents” в переводе и под редакцией William R. Clark, 1896, том 5 - можно скачать тут. 10-й том коллекции документов Манси, на который здесь ссылается фон Хефеле - тут.

Греческие буквы я передаю русскими с курсивом. Комментарии в квадратных скобках - мои, если не указано обратное. Пропуски в Типосе не мои - я перевел всю главу целиком.


Глава 306. Типос


В виде, в котором этот императорский указ о вере дошел до нас среди деяний Латеранского собора 649 г. по Р. Х., он не назван и не подписан, но древние авторы и Латеранский собор единодушно называют его типос [образец] или типос пери пистеос [образец веры]. Несомненно, под этим названием он и был опубликован. Он гласит:


«Привыкши делать все и исследовать все, что может послужить благополучию нашей христианской страны, и в особенности все, что касается неискаженного учения, от которого зависит все наше счастье, мы увидели, что наш православный народ находится в великом возбуждении из-за того, что некоторые в отношении икономии (Воплощения) Бога признают и принимают только одну волю, то есть полагают, что один и тот же совершает божественное и человеческое,


[Прим. фон Хефеле:] Здесь совершенно неверно монофелитство отождествляется с ортодоксальным учением о том, что один и тот же (Христос) совершает божественное и человеческое.

[Ничего себе наглость! Ведь фон Хефеле сам признается, что оба варианта, изложенных в Типосе, ортодоксальны. Значит, это он совершенно неверно отождествляет миафелитство с монофелитством. Ср. у Болотова: «в типосе aргументaция той и другой стороны воспроизводится действительно объективно и одинaково добросовестно».]


в то время как другие признают две воли и два действия. Первые защищают свои взгляды тем, что Господь Иисус Христос — только одно Лицо в двух природах (и следовательно) волящий и действующий, без смешения и разделения, и божественное, и человеческое. Другие (говорят): хоть в одном и том же Лице две природы соединены без разделения, но различие между ними остается, и в соответствии со свойством природы (просфуос), один и тот же Христос совершает и божественное, и человеческое.


. . .


Мы рассудили, что под Божиим руководством должны потушить разгоревшееся пламя раздора и не позволить ему и далее губить души. Таким образом, мы провозглашаем нашим православным подданным, что с настоящего момента им более не разрешено препираться и спорить друг с другом об одной воле и одном действии, или о двух волях и двух действиях. Это мы определили не с тем, чтобы что-либо изъять из благочестивого учения признанных святых Отцов в отношении Воплощения Бога Слова, но с тем, чтобы прекратились всякие дальнейшие распри по этим вопросам, и чтобы нам следовать только Святым Писаниям и пяти решениям пяти святых Вселенских Соборов и простым высказываниям и исповеданиям утвержденных Отцов, . . . без добавления или изъятия чего-либо, и без истолкования, противного подлинному смыслу. Кроме того, повсюду следует соблюдать форму (cхима) учения, которая была до [курсив фон Хефеле] обсуждаемых противоречий, как было до того, как эти противоречия появились. И не должен подвергаться порицанию или обвинению никто из тех, кто доселе учил об одной воле и одном действии, или о двух волях и двух действиях.

. . .


В целях же полного единства и общения церквей, и чтобы не возникало повода для спорщиков, мы постановляем убрать документы (Экфесис), с некоторых пор висящие в притворе великой церкви столицы [букв. города нашей резиденции], касающиеся обсуждаемых противоречий. Кто посмеет преступить данное ныне повеление, подлежит прежде всего суду Божию, но помимо того и наказанию, положенному за нарушение императорских повелений. Если он епископ или священник, будет низложен; если монах — извержен и изгнан из места пребывания (монастыря); если он государственный или военный служащий, потеряет свою должность и честь; если же частное лицо, то благородный понесет наказание своей собственностью, а простой понесет телесное наказание и отправится в вечную ссылку». [Прим. фон Хефеле: Манси, том 10, стр. 1029; Ардуэн, т. 3, стр. 823.]


Как Сергий написал Экфесис, так и его второй последователь, Павел, написал Типос; но в то время как первый придал своей работе характер не имперского эдикта, но богословского исповедания, Павел оказался ловчее и сделал из Типоса императорский указ. Констант надеялся этим эдиктом восстановить мир в Церкви — так он сам нам говорит, и у нас нет оснований в этом сомневаться, ведь отменой Экфесиса он явно хотел успокоить латинян [букв. Запад] и тех, кто разделял их мнения. Также мы видим, что в то время как Экфесис запрещал спорить об одном или двух действиях, он в то же время непоследовательно провозглашал одну волю, а значит, монофелитство [а вот и нет, миафелитство], Типос же последовательно отвергает эн фелима [одна воля] вместе с миа энергиа [одно действие], и таким образом хочет быть более беспристрастным. Эта предполагаемая [да и реальная, что уж там] беспристрастность есть также главная разница между Типосом и Экфесисом, потому что они едины в основной мысли, будто бы догматическое развитие должно остановиться на пяти Вселенских Соборах и будто бы дальнейшие вопросы не должны возникать. Кроме того, эта беспристрастность есть только ложный juste milieu [средний путь], который ставит ортодоксальное диофелитство на одну и ту же доску с ересью [ересь-то где? сам же признал второй вариант тоже ортодоксальным], и запрещает одно так же, как и другое. Еще одна разница между Экфесисом и Типосом проявляется в том, что первый требовал повиновения только в общем, в то время как Констант угрожал за любое нарушение своего Типоса самыми суровыми наказаниями. Последующее покажет, что он и правда приводил их в действие со всей строгостью.

Tags: богословие, дохалкидонские церкви, история
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 16 comments