triponaciy (triponaciy) wrote in christ_civ,
triponaciy
triponaciy
christ_civ

Category:

Ещё один масон или в какую весну не воскрес Христос

Максимилиан Волошин, 28го 1877го он родился. Юность в Крыму, домик в захолустье под названием Коктебель имела ещё его мама, туда и вернулся после столиц российских и европейских, пройдя весь бурный путь, от философских споров , антропософских обществ и масонских лож до глупой дуэли с соратником по перу прекрасным и пафосно-романтичным Н. Гумилёвым. Гумилёва расстреляли красные, белые не расстреляли тогда Мандельштама , как говорят, по ходатайству Максимилиана, позже это сделают  уже по решению самого гуманного в мире советского суда  в 30е.А в Гражданскую  он так и прятал у себя белых от красных, красных от белых, и…. все ему почему-то верили. В самый страшный крымский год произошло чудо:

Макс Волошин в письме к Ященко необычайно сильно описывал эти кровавые крымские дни. Волошин писал, что он и день и ночь молился за убиваемых и убивающих. Дальше шло что-то — “потустороннее”. Он писал, что они много и долго разговаривали с Бела Куном и у них установились какие-то “дружеские” отношения. Чем Волошин покорил Бела Куна? Вероятно, душевной чистотой. По письму, Бела Кун сошелся с ним настолько, что разрешал Волошину из “проскрипционных списков” вычеркивать одного из десяти. Волошин описывал, каким мучением для него было это вычеркивание “десятого”, ибо он знал, что девять будут зверски убиты. Волошин писал, что в этих кровавых проскрипционных списках он нашел и свое собственное имя, хотя ему и не надо было регистрироваться, как человеку штатскому и не белому. Но его имя вычеркнул сам страшный новый друг — Бела Кун. Боюсь утверждать, но, по-моему, Волошин писал, что Бела Кун иногда присутствовал при молитвах Волошина за убиваемых и убивающих.

Потом была уже тихая жизнь в том самом доме в Коктебеле.  К Максу тянулись отовсюду, а он вроде бы ничего и не делал такого, никого ничему не учил, писал стихи, рисовал Карадаг. Тянуться и по сей день. Его дом стал культовым местом, а волошинцы существуют и сейчас; один из лучший фильмов нового русского кино называется « Коктебель»….
« Душевная чистота» … нет, не думаю, что именно это покорило безжалостного большевистского фанатика Бела Куна, сколько чистых он послал на смерть? Тут что-то большее, какая-то правда , даже , Правда, в которой жил этот большой человек. Жил без пафоса и не без ошибок, но было в нём что-то , что нельзя выразить словами, но что на всех действовало и продолжает действовать до сих пор. Если попытаться сказать, то получается такая глупая грубость:
Я думаю, он жил в Боге… хотя, конечно, это смешно говорить и сам бы этот в молодости масон и столичный гуляка рассмеялся бы , но… он смог в тяжелейшее время всеобщей ненависти как-то более чем не поддаться ей, превзойти, оказаться там, где должен быть тот, кто живёт более чем по правде, кто живёт по Истине…

Большой Макс! Моли Бога о нас!

КРАСНАЯ ПАСХА

Зимою вдоль дорог валялись трупы
Людей и лошадей. И стаи псов
Въедались им в живот и рвали мясо.
Восточный ветер выл в разбитых окнах.
А по ночам стучали пулеметы,
Свистя, как бич, по мясу обнаженных
Мужских и женских тел.
Весна пришла
Зловещая, голодная, больная.
Глядело солнце в мир незрячим оком.
Из сжатых чресл рождались недоноски
Безрукие, безглазые... Не грязь,
А сукровица поползла по скатам.
Под талым снегом обнажались кости.
Подснежники мерцали точно свечи.
Фиалки пахли гнилью. Ландыш - тленьем.
Стволы дерев, обглоданных конями
Голодными, торчали непристойно,
Как ноги трупов. Листья и трава
Казались красными. А зелень злаков
Была опалена огнем и гноем.
Лицо природы искажалось гневом
И ужасом.
А души вырванных
Насильственно из жизни вились в ветре,
Носились по дорогам в пыльных вихрях,
Безумили живых могильным хмелем
Неизжитых страстей, неутоленной жизни,
Плодили мщенье, панику, заразу...

Зима в тот год была Страстной неделей,
И красный май сплелся с кровавой Пасхой,
Но в ту весну Христос не воскресал.

21 апреля 1921
Симферополь

ТЕРМИНОЛОГИЯ

"Брали на мушку", "ставили к стенке",
"Списывали в расход" -
Так изменялись из года в год
Речи и быта оттенки.
"Хлопнуть", "угробить", "отправить на шлёпку",
"К Духонину в штаб", "разменять" -
Проще и хлеще нельзя передать
Нашу кровавую трепку.
Правду выпытывали из-под ногтей,
В шею вставляли фугасы,
"Шили погоны", "кроили лампасы",
"Делали однорогих чертей".
Сколько понадобилось лжи
В эти проклятые годы,
Чтоб разъярить и поднять на ножи
Армии, классы, народы.
Всем нам стоять на последней черте,
Всем нам валяться на вшивой подстилке,
Всем быть распластанным с пулей в затылке
И со штыком в животе.
Tags: 20 век, литература, от святых до грешников
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 28 comments