triponaciy (triponaciy) wrote in christ_civ,
triponaciy
triponaciy
christ_civ

Али

1й рассказ про старцА
2й рассказ про старцА
3й рассказ про старцА


- Ещё раз говорю вам: никакие не гяуры, никакие не кяфиры, ахль аль-Китаб, люди писания. А другой мусульманин хуже его в тысячу раз. Ты знаешь Аллаха, или ты!? –стукал в грудь бородатых мужчин в саду своего дома под Дербентом мулла Али – А я знаю христианина , что со мной Всевышнего призвал и тот явил ему милость большую…
- Что слушать его?! Брат! …- заскрежетал зубами один из пришедших и выхватив пистолет выстрелил Али в живот , другой, бывший с ним, толкнул седого муллу на землю:
- Аллах Акбар!
И выстрелил два раза: в грудь и в голову….


Грязи было неправдоподобно много. Шли в лес по сухой дороге, даже и на машине подъехать можно было , и хорошо, что не подъехали, сейчас бы вовсе не выбраться , так развезло всё. Идти приходилось не по, а вдоль дороги между облетевших деревьев, порой продираясь сквозь густые ветки кустарника, а косой ноябрьский дождь всё хлестал и хлестал.
- Ох, такую дорогу прошли, а старец ничего не сказал… - жаловалась бабка позади меня – я только фотку этого негодного Яшки зятя- мучителя достала, чтоб он увидел какой он гад, ведь старец то насквозь видит! Чтоб мне выселить его из квартиры моей, а он мне сразу :
- СтарЕц , как даст в торец!
- Я ему: «Батюшка! Я ж больная ! Со мной нельзя так!» . А он: «А я Божий служитель, а не бабий лечитель, ступай к врачу , собери мочу!» Я ему: « Старче! Да у меня зять этот врач! Но он же как те, вредитель и жид!» «Вот – говорит - ему мочу и сдай, а не мне мозг поласкай!» . Ну, я думаю, разгневан старец, смиряет меня, такое бывает, но я ж права, я ж знаю это! И Яшка этот вовсе не крещёный, разве ж может старЕц православный на ихней стороне быть. Думаю, надо помолиться, подождать, отошла, тропарь святителю Николаю читаю…
- Ну да, а тут это чёрный подошёл и про какого-то муллу сказал - перебила другая пожилая женщина , шедшая рядом с первой.
- А , вот я не поняла , что случилась-то и почему отец Пиндосий ушёл? – ответила тёща еврея и врача.
- Так вот этот непонятный, даже шапку не снял, он сказал , что какой-то Али…. Ну, в общем, мулла какой-то ихний, убит вахабистами. Вот старец помрачнел как-то и перекрестился. Один такой с бородой большой и чётками батюшка и сказал , де, что ж за мулу мусульманского можно ль молиться ? А старЕц ему: « Богородица за Ирода царя молиться не велит, вот и не молись за Иродов, а остальным Она Матерь» . И батюшка тот очень осерчал… А старЕц взял развернулся и ушёл к себе…

Я знал этого батюшку , слышал и разговор накануне в деревне, когда только собирались к старцУ идти, что глава их района и главный спонсор храма , друг этого батюшки носит не очень приятную фамилию «Иродов» ….

- Ой , а я слышала, – вмешалась в разговор третья женщина , ковылявшая по бездорожью совсем рядом со мной – что старец то наш военным лётчиком был, и в Вьетнамах и Афганистанах воевал, и очень он всегда молился Матери Божией, и его за это власти не любили. И по его молитве какой-то солдат срочник спасся нерусский, может это тот самый Али и был?...
- А вы, батюшка, ничего про это не знаете? – обратилась она ко мне.
- Что-то знаю… - ответил я нехотя.


Слышал я про муллу из Дагестана, про жизнь о. Пиндосия до пострига и раньше, и про случай в Афганистане , старец что-то рассказывал урывками, иногда от келейника келейник ещё чуток услышишь , а что-то я уж и сам додумал , представляя себе жизнь старцА . теперь уж точно не разобрать , что откуда , но в голове моей тогда картина представилась так:


Духота бы ещё ладно , но эта пыль… и без воды уже крыша едет, как бы глюки не пошли…
- Али! Что приуныл?
- Что вам товарищ капитан… – ответил голос в темноте
- Ты меня Пашей, или капитаном зови, здесь не до этих … званий…
- Хорошо… Думаю , маму жалко, расстреляют…. Воды нам дадут ещё, как думаешь?
- Тебе , может, и дадут, как единоверцу… может даже не расстреляют , время-то не торопи… - ответил капитан вертолётчик из темноты.
- Ээээ, не скажи , завтра с тобой стрелять будут. Как и сказал… знаешь ?... Что уж … Я в их кишлаке, где зачистка была, ну где до этого взвод наших перерезали, ви ещё нас тоже туда десант кидали… Так там всех этих душманов взяли, ну кто похож, у кого порох был , и вообще… они ж бородатые, как наши деды, как разобрать кто? Один кричал, что не виноват, дети, я чуть понимаю , Коран читал… Офицер тогда командовать не стал, говорит мне : « Сержант , ты джигит, командуй! » , я и командовал и сам стрелял, ведь они наших , как баранов резали, земляка зарезали, тоже из Дагестана... мальчишки местные видели за забором, как мы стреляли, офицер заметил и прогнал их … Я вчера одного тут видел из них…. Он меня узнал, точно…
- Мда… молиться нам осталось, брат. – полуусмехнулся Павел
- Молиться – да – серьёзно ответил Али - Вы русские в Бога не верите. А мы все верим. Даже и комсорг, и парторг, все Аллаха чтут…
Помолчали, летняя афганская ночь не хотела хоть немного ослабить тиски своей духоты.
- А я хотел вас спросить, товарищ… Павел – снова заговорил Али. - А почему ты капитан, хотя не молодой и тебя , знаю, и полковник уважает, и все тебя совет спрашивают, командуешь даже старшими по званию…
- Эх, Али… Всё тебе расскажи… Ладно, всё у нас , как исповедь, слушай. Я ж ещё во Вьетнаме воевал … ну , воевал-то немного, но летал, как лучшего из нашего полка туда отправили, да и я рвался… Ниши то там только как бы инструкторы были… ну и мы , помладше, при них. В общем, боевой опыт, карьера. … А я , как на все эти леса напалмом сожжённые насмотрелся, и на всех этих… и вьетнамцев искалеченных, и американцев пленных, как потерявшихся каких-то и нашкодивших детей… В общем, как-то мне это все стало не по себе. Когда вернулся, запил, загулял по бабам, стал всякую литературу читать запрещённую, музыку слушать. Здесь – тьма и глупость, что и говорить без толку, чушь. Познакомился со всякими алкашами интеллигентами, вроде ничего в них , тоже чушь… но, получше , свободней они и правдивее … Ну так и что сказать тебе ещё? Ты ж не знаешь всех этих… Веня Ерофеев, с ним даже выпивал раз, Хвост ещё такой, классно песни поёт…. В общем, загулял крепко. Стал пьяным в говно в электричках ездить…. Вот так еду , совсем никакущий, без формы, с дачи такой богемной. Залезаю на полку для вещей и – спать. Менты подходят . « Гражданин! Ваши документы!» . Ну а мне всё похер, я им удостоверение , мента к себе притянул за шею: « Тихо, – говорю – я на задании!» … Менты смотались. А я уснул… Только потом на конечной ГБисты приняли. Ну, и понеслось… Связь со всякими врагами, антисоветчина, пьянка, книги у меня нашли… В общем, дело пахло керосином…. Тогда мне полковник наш сказал: « Пиши, Паша, добровольно в Афган, с особистами я решу, собутыльники мои, они оформят и дело закроют, но только так…» . В общем, понизили в звании и отправился я сюда. Такая моя жизнь. Во многом неправ был, но что-то и повидал, Бог дал, Бог взял… Тебя молодого жалко и других ребятишек.
- А тебе сколько лет? – Спросил Али.
- Много, под 40 уже…. А тебе?
- Двадцать два… Я институт два курса кончил, исторический факультет, у нас там, спортсменом был , КМС по борьбе … Потом тоже гулять стал … Так меня тоже за плохое поведение в армию отправили. Так что я тоже жизнь видал. Но не пойму что ты про эти пьянки-гулянки говоришь, как про свободу? Какая свобода ? Правда? Дом , семья, слово и дело мужчины, воином быть, честь иметь. А это всё для слабаков, кто мужиком быть не может. Но ты не такой, вот это не понимаю я….
- Не понимаешь, верю… а как тебе объяснить? Ну вот ты в Аллаха веришь, а понимаешь ты , что Он умнее тебя?
- Да… Не я ж Его умнее.
- Значит и пути к Нему могут быть те, что ты не знаешь.
- Наверное…
- Ну так а какого ты тогда путь свой, ну и предков твоих уважаемых, считаешь одним верным? Воин он и в отрепьях и без кинжала воином может быть, а другой и с кинжалом, а только мудак. Встречал таких?
- Да…
Молодой сержант немного обиделся, хоть и понимал, что Павел скорее прав, да и знал он, что капитан довольно молчалив, но уж если говорил, то едва кто мог ему возразить . Молчать ему не хотелось и он решил спросить
- А ты американцев видел во Вьетнаме, как они, джигиты , или не очень?
- Да люди, как и мы…. Вьетнамцы – те отчаянные , не хуже местных, ну а так , что и здесь всё одно – война… Там американцы жгли, здесь – мы, хоть и меньше… А народ сопротивляется, и все по-своему правы, каждый за свою Родину… Джигит, не джигит… Не в том дело, Али. Не то, что это плохо …Но , вот сидим мы тут и что? Ради чего? Джигиты мы? Наверное, и что ? всё это неправильно , весь этот… патриотизм, не про то, тоже чушь…. Вот. Все эти художники , алкаши раздолбаи, так нельзя жить, но они живут… и не убивают никого.
- Но и не защищают!
- И – да, и –нет… Ладно… Не бери в голову, нашим головам недолго думать осталось, так чего из-за глупостей спорить? Дурость внешняя меньшее зло дурости настоящей, серьёзной, что убивает… хотя, все правы, и все герои…и все дураки…
-Э, что-то ты совсем, я –не дурак, и отец мой – не дурак, хоть и простой человек. И ….мама… Я молиться буду. Пусть Всевышний примет нас или спасёт. Хочешь вместе? Аллах Един!
- Ну, знаю я эти ваши штучки… Я православный, в детстве бабушка в церковь водила . её муж батюшкой был… Но… Помолиться можно, тут ты прав, джигит, это лучше….

Али начал что-то бубнить, а Павел закрыв глаза думал о всей этой дурости жизни, и пытался выделить то немногое, что было другим, в голове всплыл образ Боголюбской Богородицы, что был у них в храме, он ставил перед ним свечи едва дотягиваясь до подсвечника. … какая-то бессловесная молитва родилась у него в груди… Молитва грусти и тёплого света надежды, радость и скорбь одновременно, что-то льющееся извне и одновременно очень родное, и монотонное , с восточной мелодикой шептание Али стало как бы ритмом этой скорби-радости…
Страшный грохот.
- Ё! Матерь Божия! – успел как-будто вскрикнуть Павел и всё исчезло…..

- Умаялся? Думаешь всё? Нет, Павел, тебе ещё много предстоит, сначала вылезти из того, где лежишь, а потом будешь служить Сыну моему. Станешь ты монахом и будет имя тебе, которого нет в святцах. Венечку помнишь? Ангелы херес ему не принесли, но тебя они не оставят, как бы ты не хотел быть Венечкой…
Это была она ! Как с иконы, но другая… Павел ясно это понял, дёрнулся , открыл глаза. Он лежал на кафельном полу , кругом был ужасный запах, кровь. Это был морг.


- Батюшка! Ну куда ж вы идёте то? – донёсся до меня неприятный женский голос. В мыслях своих я и впрямь залез в самую грязь , сойдя с придорожной тропинки.
- Ох, ну вот сюда, за ветку эту держитесь!- Голосила та, первая баба, тёща врача . Поддержав за рукав, чтоб я не поскользнулся , она продолжила, когда я выбрался из грязи - Вот вы часто к отцу Пиндосию ездите, как про вас рассказывают, скажите, бывало раньше , что он так уходит, и людям ответа не даёт? И что это за история с Али этим? И вправду говорят, что он монашество в юности принял и в Афганистане по его молитве Матерь Божия полки нечестивых сокрушила?
- Всё правда… - ответил я и сделав пару шагов снова попал в какую-то грязную жижу.
Tags: как бы в шутку, от святых до грешников
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments