reflechant.blogspot.com (reflechant.blogspot.com) wrote in christ_civ,
reflechant.blogspot.com
reflechant.blogspot.com
christ_civ

Category:

Намерения или поступки?

Однажды я задал риторический вопрос, кто совершил больший грех: правитель, из-за слабости или халатности которого погиб человек или ребёнок, тщательно планирующий свою мелкую пакость во всех подробностях, а затем хладнокровно совершающий её? Сказал, что ребёнок, потому что так чувствую. Что УК судит за поступки, а Бог за намерения.

И вот человек, слова которого можно истолковать в том же ключе - святитель Николай Японский:
"Католики дают цену добрым делам пред Богом. Но разве добрые дела как некое сокровище человек понесет на плечах за гроб? Нет, он не понесет ничего, кроме собственной души. Наги все предстанем пред Господом. Что это значит? А вот что. Я трудился в Японии, хоть и плохо, все же трудился, 35 лет; умри сегодня — что будет явлено завтра на Суде Божием? Явлено будет, нажил ли я смирение или гордость; если последнее, …то Япония, значит, не только не послужила мне самому во спасение, но, напротив, погубила меня. Иуда был апостол и спас, вероятно, многих, но это послужило ему к тягчайшему осуждению, когда он предстал пред Судом Божиим своею нагою душою, такою, как она значится в Евангелии…"

Намерения - движения души в чистом виде, отражающие её как она есть. Поступки - всего лишь преломление намерений, а может быть даже и не их, а инстинктов, привычек, в призме обстоятельств. Что, впрочем, не отменяет конкретного греха, заключающегося в поступке. Конечно, только сознательно совершённого, ведь не исповедовать же бесноватых за не их поступки, совершённые с помощью их тела. Но надо исповедовать то, что привело к одержимости.

Вспомнилось... "Горе миру от соблазнов, ибо надобно придти соблазнам; но горе тому человеку, через которого соблазн приходит." (Мф.18:7). Искал точное написание этой фразы и нашёл у Якова Кротова интересный комментарий. Не знаю... насчёт того, что есть лишь соблазнённые, я бы не согласился. Со времён Августина Церковь идёт по канату между предопределением и номинализмом.

А виноват ли человек в своей слабости? Виноват ли он в том, что не свят, т.е. совсем не зависит от обстоятельств, инстинктов и пр., и живёт совершенно осознанно? Осуждать в этом младенца глупо, у него не было времени ничего исправить. Но взрослого человека? Он ведь мог закалить себя в борьбе, но не захотел. Чую, сейчас пресловутое предопределение выскочит из-за угла.

Вчера читал у Честертона: "И вот когда католик идет к исповеди, он действительно вступает в утренний свет начала и новыми глазами смотрит сквозь мир на сверкающий дворец. Он верит, что в темном углу, в короткие минуты таинства Господь сотворил его снова по образу Своему и подобию. Господь попытался еще раз, и человек опять так же нов, как в настоящем детстве. Он стоит в белом свете начала, и движение времени не пугает его. Даже если он стар и немощен, ему несколько минут от роду. Таинство покаяния дает нам новую жизнь и примиряет нас с миром, но не так, как примиряют оптимисты и поборники наслаждения. Радость дается недаром, она обусловлена раскаянием. Другими словами, цена ей — истина, или, если хотите, реальность. Мы должны увидеть себя такими, какие мы есть. Когда так видят только других, это называется реализмом." Получается, у человека церковного оправдания нет?

Только человек Запада может расколдовать предопределение как следует, потому что Запад в него скатился капитально и он знает эту кухню изнутри. Мы можем лишь умозрительно представлять.

Подумал: всё наше пастырское богословие с поблажками есть ничто иное как предопределение-лайт. По вере и благодать. Ср. Эфиопская Церковь. Но это всё спорно, очень спорно.
Tags: богословие, литература
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments