Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

gold elf

Лютеранский служебник XIX века

Широко распространено - и в известной мере обосновано - мнение, что русский литургический язык еще не сформирован, а то что есть - всё как-то не так. Действительно, если почитать русские богослужебные тексты о. Г. Кочеткова, о. А. Тимрота, русских католиков или современных русских лютеран - становится скорее печально, чем не печально. Но факт в том, что по меньшей мере один образец виртуозного русского литургического языка таки-есть. Около 15 лет назад мне в руки на некоторое время попал служебник, которым пользовались русскоязычные лютеране на территории Российской империи, изданный в XIX века. К сожалению, я не помню об этой замечательной книге совершенно ничего - разве что тот факт, что она имела формат, близкий к А4. В общем, если кто-то хотя бы отдаленно представляет, о чем речь, и может разыскать если не саму книгу, то хотя бы какие-то сведения о ней - будет очень здорово.


UPD. Похоже, книжка нашлась:

semiliranda 28 авг, 2014 20:33 (местное): Уважаемый Дмитрий Розет, диакон Церкви Ингрии, поделился информацией о т.н. "Имперском Служебнике". Вероятно, речь идёт о нём. PDF доступен на сайте Самостоятельной евангелическо-лютеранской церкви в Республике Беларусь в подразделе "Богослужение" раздела "О нашей церкви": http://selk.by/about-our-church/bogoslugenie
плавание

Макс и Маргарита

В 1910 Максимилиан Волошин написал роман об Иуде. Он не решился его печатать. Рукопись до сих пор лежит в Пушкинском Доме. Роман был так и не завершен. Трудно сказать, почему его не публикуют теперь. Возможно, потому, что выявится вторичность «Мастера и Маргариты», точнее, соавторство Волошина в знаменитом романе. Тех, кто до сих пор считает, что «Мастер и Маргарита» это «роман о Христе» или пародия на Сталина и его окружение плюс повесть о мудром и непонятом Мастере и его подруге, которая является "идеалом верности на все времена" – просто отсылаю к исследованию Глеба Бутузова «Шестой аркан, или Цена вечности». Так вот, в конце 20х годов прошлого века в доме у Макса жил археолог Габричевский, который много лет провел в Палестине. Он стал тогда ближайшим другом Макса и… Михаила Афанасьевича Булгакова, который целый месяц провел однажды в Коктебеле. Габричевский обладал знаниями и пластическим видением, Древний Рим, восток и христианство так и дышали в его изустных рассказах.Он знал подробности тех дней и веков, ухватывал лица, ситуации. У Булгакова был дар рассказчика и закал под Гоголя и Гофмана. А у Макса были идеи. Он мечтал, чтобы его оборванный роман об Иуде обрел наконец зримую плоть и сплеллся с историей Христа. Разумеется, Макс не мог диктовать Булгакову – они просто сочиняли роман втроем, и получалось хорошо. Мастер – это, конечно Макс. Маргарита – Сабашникова. В лице Воланда выведен Вячеслав Иванов, «ловец человеков», пытавшийся создать вместе со своей женой Лидией эротическо-мистический союз «трое во плоть едину и дух един» - сперва с Максом и Маргаритой (Вячеслав и Лидия считали себя одним человеком, а не двумя), а затем с одной Маргаритой, разрушив Максов брак навсегда. Лидия в романе стала Геллой. Маргарита идет на жертву, становится царицей у Воланда и этим «искупает» Макса, и они воссоединяются навсегда. Покой, а не спасение – вот их удел. Мастер становится новым Фаустом, ипостасью Воланда-Иванова.

Люди являются ангелами десятого круга. Они добровольно приняли плоть, чтобы спасти людей, рожденных от Каина. Они будят в людях свободу и дух огня, который заперт в материи и страдает, распятый в недрах вещества. Именно этот дух говорит Максу в «Левиафане»: «Я сам огнем горю в твоей крови». Этот дух есть то ли творец мира, то ли архангел-«спаситель», дух революций, дух мятежа и переплавки земли «в огне любви». Он есть и в белых и в красных, так же как и в крови есть белые и красные тельца. Другое дело, что революция не может длиться вечно: «минет всё, Европа и Россия», и наступит некий покой, и в этом покое останутся только поэт и его подруга Таиах, она же Маргарита.
маскарон

Нина Фёдорова "Уйти по воде"

732f4ac4-e2e5-4a6b-bb33-31cf960f8646

Красивый и незамысловатый, глубокий и наивный, реалистичный и удивляющий роман (или может быть большая повесть) из нашей православной жизни. О девочке, родители которой, "воцерковившись" на рубеже 80-90-х, отдали её в одну из первых православных школ. О девушке, которая встретила свою любовь и долго и мучительно боролась со вбитыми с детства в голову "благочестивыми" ужасами. О приходской и околоприходской жизни с попами-"старцами", всезнающими тётечками и молодыми "подвижниками". И о многом прочем...
С литературной точки зрения я бы отметил, как недостаток, что все персонажи вокруг главного - её родители, настоятель, подруги и даже возлюбленный - слишком бледные. Они как некие схемы, лишь помогающие раскрыть замысел автора, но не живущие собственной жизнью. Но, на мой взгляд, роман от этого не становится менее интересным - такой в нём накал искренности, любви и боли...

[Майя Кучерская:]"Майя Кучерская: Написала ее одна моя бывшая ученица. Одно время я преподавала в православной гимназии и там увидела детей, родители которых обратились в 80-90-е годы. В основном это были дети, которые почти не читали светских книжек, не ходили в театры, на выставки, родители берегли их от ненужных впечатлений… И вот об этом замкнутом мире православной гимназии появилась книга Нины Фёдоровой «Уйти по воде». Очень ценно, что она вышла, что раздался голос «детей», которых вроде бы, с такой любовью воспитывали в вере. И вот… они ощутили себя обманутыми. Далеко не во всем я с Ниной согласна, у меня совсем другие отношения с церковью. И все же эту исповедь важно выслушать и православным родителям, и учителям, и священникам. Пилюля горькая, но от некоторых болезней она может исцелить.

[Фрагмент1]Фрагмент 1:
Дома после обеда Катя на всякий случай решила никуда не ложиться и не расслабляться и поэтому села за стол с «Искрой Божией», книжкой «для девочек, девиц и жен», родительским подарком на именины. Книжка раскрылась на маленьком рассказе о детях, которые гуляли по кладбищу и видели маленькие могилки. Дети ведь тоже умирают – так было сказано им, легкомысленно веселящимся и проводящим время в праздности.
Да, знак был очевиден, ей тоже уже пора было спасаться, а не только праздно сидеть на солее и надеяться, что всё это она исполнит, «когда вырастет», – она могла и не успеть вырасти. Вдруг Бог решит, что она бесплодная смоковница? Все-таки уже три года ходит в храм.
Но избежать Геенны было не так-то просто. Нужно было не грешить, но при этом сам отец Митрофан говорил, что все люди грешны по своей природе, что грехам нашим несть числа, как песку морскому, что бес не дремлет и всегда нас искушает. Катя со вздохом соглашалась – да, это так. Человек грешен по своей природе – это истинная правда, потому что ее природа просто не могла без конфет, никак. Двух к чаю ей было мало, гортанобесие одолевало ее, она лезла тайком в буфет, хватала целую горсть и (жадность!) еще и вторую, прислушиваясь, не идет ли по коридору мама, а потом было тайноядение в комнате, но тайное становится явным – мама обнаруживала под диваном забытый фантик, ругала, прятала конфеты в хитрые места, но Катя всегда их находила. Сколько ни пыталась она, покаявшись в непослушании, в ссорах и даже драках с Митей, исправиться, ничего у нее не выходило, она согрешала вновь и вновь, вела себя плохо, в постные дни веселилась, помыслы хулиганить, брать что-нибудь без разрешения приходили к ней постоянно. Более того все эти грехи составляли ее жизнь, как бы она жила, если бы была безгрешной? Наверное, как-то совсем грустно.
Впрочем, и постоянная борьба с грехами тоже ничего не гарантировала. Отец Митрофан всегда повторял, что можно двадцать пять лет ходить в храм, а все равно не спастись. Уверенность в своем спасении едва ли не самый тяжкий грех, ведь даже святые говорили: все спасутся, один я погибну."


[Фрагмент2]Фрагмент 2:
Они сидели на полу у Варвары в комнате, горела только настольная лампа, и полумрак совершающегося Катиного падения был уютным и ласковым. Пили пиво, Кате казалось, что хуже ей уже быть не может, и от этого было очень весело. Они выпили много — целая батарея пивных банок выстроилась от стола до дивана, курили на балконе — у Вари был четырнадцатый этаж, поэтому Катю, с легкой и звенящей от выпитого головой, не покидало ощущение, что она парит между небом и землей.
Окурки летели вниз падучими звездами, Катя следила за красненькими огоньками, как они гаснут, не достигнув земли, где-то в районе восьмого этажа, роняя иногда веселые искорки; было прохладно и моросил дождь, Варя принесла куртки с капюшонами, обе пьяно смеялись: похожи на ночной дозор."


[Фрагмент3]Фрагмент 3:
Для счастья, как оказалось, нужно совсем немного. Просто не читать правила утром и вечером. Спать в воскресенье сколько угодно. Забыть слово "исповедь". Забыть слово "грех". Разрешить себе жить и радоваться и перестать себя винить за эту радость, позволить себе удовольствия, позволить себе быть счастливой.


[Аннотация]Аннотация издателей:

Уникальный для русской литературы по теме и пережитому опыту роман Нины Федоровой раскрывает реальность, для сторонних наблюдателей обычно недоступную. Это роман, по словам писательницы Майи Кучерской, об изнанке православного воспитания и среды. Перед нами жизнь внутри Церкви, с «искушениями», «послушаниями», «скорбями», помноженная на судьбу юной героини романа, отчаянно ищущей выход из лабиринта запретов: джинсы не носить, Новый год не отмечать, с мальчиками не встречаться… Но любовь приходит сама, не спросив разрешения духовного отца, она забирает у Христова воина меч и вручает леденец в форме сердечка. Воин становится просто девушкой, растерянной, страдающей и счастливой одновременно: самый дорогой для нее человек — невоцерковленный, «невер», тот, который ничего не боится… Или просто его никогда не пугали. Кто же победит, кто сильнее, кто настоящий — Бог-Страх или Бог-Любовь?..
Томас Эриксон

Библия Чуковского

Оригинал взят у desna_city в Библия Чуковского

При разговоре о детской Библии первым, что представит себе большинство сообщников, наверняка будет синенькая книга, выпущенная стокгольмским Институтом перевода Библии.



Кто-то, может быть, вспомнит переизданную "Мою первую Священную Историю" Воздвиженского. Отдельные счастливчики имели в семьях сохранившиеся дореволюционные издания (у нас дома было несколько ветхих страничек, которые прадед сшил нитками).



А была, оказывается, в советскую эпоху еще одна книга (ну, творения Таксиля поминать не будем). Думаю, мало кому довелось подержать ее в руках, хотя совсем недавно ее начали переиздавать под чуть измененным названием. Итак, Корней Чуковский и его  "Вавилонская башня и другие древние легенды".



Вернее, над книгой трудился большой коллектив авторов, а сам Николай Корнейчуков (именно таково его настоящее имя) осуществил общую редакцию. История того, как сборник попал в массы, весьма типична для советского времени. В середине 60-х вслед за "Храбрым Персеем" Чуковский с соавторами работал над пересказом библейских историй для дошкольников и первоклассников. Текст в связи с требованиями цензуры был выдержан в сказочном ключе - главным героем стал "волшебник Ягве" - а упоминания о Боге и евреях были исключены. В книгу должны были войти лишь ветхозаветные сюжеты.

И вот правка завершена, художник Фейнберг нарисовал иллюстрации, сборник ушел в печать. И тут Чуковский в интервью газете "Труд" упоминает о скором выходе издания. В это время в Китае - разгар культурной революции. Хунвейбины замечают газетную публикацию и требуют расправы над проповедником "религиозных бредней". В результате книга так и не дошла до читателей.

Двадцать лет спустя, в 1988 году, отпечатанный экземпляр попал в редакцию журнала "Наука и религия". Там и были опубликованы отдельные фрагменты, приправленные рассказом В. Берестова (одного из участников авторского коллектива) о судьбе книги. В 1989 г. на страницах журнала "Книжное обозрение" был напечатан полный текст, в качестве иллюстраций были использованы гравюры Гюстава Доре (мне сразу вспоминается Том Сойер при его упоминании).

А уже в 1990 сразу несколько издательств выпустили книгу отдельным изданием с "историческими" картинками Фейнберга.

Под катом - сканы страниц из "Книжного обозрения" (некоторые развороты пропущены).

Collapse )
венчальное

Кронид Гоголев, христианство и толстовцы

008

В интернете про художника Кронида Гоголева почти ничего не найти, а среди того, что есть - множество уток. К годовщине его смерти (это сегодня, 10 апреля) мы восполняем пробелы и опровергаем мифы.
Гоголев не передавал городу свои работы. Кому они принадлежат на самом деле и что будет с его выставочным залом?
Отец художника сложил сан священника. Как эти взгляды отразились на трудах знаменитого сына?
Кронид Гоголев, наш современик, читал блог Навального, не хотел продавать свои работы Ельцину, судился с водочным заводом...
Живой Кронид Гоголев.


– ...Постороннему сложно эти связи уловить, зная о Гоголеве то немногое, что можно найти в Интернете.

– Да, мало что можно найти.

– Вот, например, известно, что он был сыном священника. Хотя некоторые пишут, что и не священника…

– Я немножечко «причесываю» всех экскурсоводов, потому что они как сядут на одну волну, что Гоголев был сыном священника, и всё, поехали… Меня это уже начинает раздражать. Мы же не будем на экскурсии углубляться, что за священник. Я так говорю: был сыном простого человека…
Конечно, дедушка, то есть папин отец, был священником. Но он был своеобразный священник, в двадцатые годы отказался от служения. Не потому, что были гонения на церковь. Они были, естественно, но основная причина его ухода – это Толстой, он был толстовцем. Он отказался от сана, когда Крониду был, наверное, год. И уже до конца дней своих дедушка был плотником, столяром, этим зарабатывал себе на жизнь. Даже когда наступила война, пришли немцы в деревню, вызвали его как бывшего священника, и сказали «ты будешь служить» – он отказался. Его три раза за ночь выводили на расстрел, а он отказывался все равно: «Не буду служить». Не потому, что он боялся, а просто… для него эта тема была исчерпана. И он не считал это приемлемым для себя.

– Заметно, что религиозная тема в его работах присутствует очень слабо…

– Очень слабо! Потому что самое главное – это труд, как у Толстого, у толстовцев было. Так было и у отца Гоголева, и у самого Кронида Александровича. Самое главное, определяющее – это труд. Нет даже понятия вдохновения. Ему часто задавали вопрос: «А вот если у Вас нет вдохновения…». Он фыркал, и говорил: «Ну что же вдохновение, работа есть работа». Поэтому нет ни одной «запоротой» работы. Если она надоедала, то в худшем случае могла быть отставлена с верстака. Но потом она возвращалась на верстак, потому что работы он обязательно заканчивал.

(из интервью с дочерью художника)

Фома Кемпийский VS Свт. Игнатий Брянчанинов (наше все)

vs

Попалась мне в одной электронной библиотеке книга Фомы Кемпийского «Погдражание Иисусу Христу» http://www.spsl.nsc.ru/~m1-way/fkn1.htm. И тут же на ум пришла когда-то прочитанная рецензия святителя на эту книгу. Из закоулков сознания сразу всплыли слова «прелесть» и «роман с Богом». В общем, понял я, что нарвался случайно или нет на «прелестную» книгу. Святитель, конечно, читать ее крайне не советовал православным… но ведь такое искушение.. ну хоть пару строчек. И я решился… Пока прочитал только пару страниц… То ли я духовно слеп, то ли все еще впереди, но пока ужасов описанных свт. Игнатием не вижу. Возникает пара вопросов:

1)читал ли сам св. Игнатий эту книгу?

2) Если читал, то зачем столько ненависти?

3) А может просто я духовно слеп, не могу разглядеть подвоха?

Collapse )
чёрный

А вроде бы так похожи...

Последние месяцы уже окончательно расставили всё по своим местам . Выглядит всё теперь совершенно определённо: есть русский мир , есть идея русского мира ( она же русская идея) и есть проект « Русский мир». Первое – культурно историческая реальность, второе, нечто подобное платоновской идее ( причём, «платоновской» вдвойне: и в смысле Платона греческого философа, и в смысле Платонова русского писателя) , некий идеал, потенция , лежащая в основе , ну а третье – симулякр , эксплуатирующий первые два понятия .
С реальностью понятно, а , вот, идею с симулякром часто путают, понятно, всегда находятся любители подтянуть или подменить идею симулякром. Тут можно писать большие и серьёзные исследования, что и без меня делали умнейшие, а я хочу обойтись некоторыми простыми характеристиками и замечаниями.
Collapse )
retro

Ангел мщения

Оригинал взят у silenza в Ангел мщения
Не хочу говорить о политике - и не буду. Просто вспомню стихотворение очень крымского поэта Максимилиана Волошина, написанное им в 1906 году.
Ничего не меняется - кровь впитывается в землю, и по ней бестрепетно идут следующие поколения...

Collapse )

смоковница
  • hoddion

Агния дева. Амвросий Медиоланский, пер. Т.Л. Александровой

Оригинал взят у olshananaeva в Агния дева. Амвросий Медиоланский, пер. Т.Л. Александровой
Память мц. Агнии (Агнес). Пожалуй, самая почитаемая мученица в Риме IV в.

Гимн свт. Амвросия Медиоланского, перевод Т.Л. Александровой.

Agnes beatae uirginis / Блаженной девы Агнии
natalis est, quo spiritum / Рожденье ныне празднуем.
caelo refudit debitum / Когда, пролив святую кровь,
pio sacrata sanguine; / Вернула небу дух она.

matura martyrio fuit, / Для брака не созревшая, 5
matura nondum nuptiis . / Созрела для свидетельства.
Nutabat in uiris fides / Меж тем, как дрогнули мужи,
cedebat et fessus senex. / И старец в вере уступил.

Metu parentes territi / Родители, напуганы, 10
claustrum pudoris auxerant ; / Невинность дома заперли.
soluit fores custodiae / Но вера неудержная
fides teneri nescia . / Сама на волю вырвалась.

Prodire quis nuptum putet , / Как будто бы на брачный пир
sic laeta uultu ducitur, / Явилась с ликом радостным,
nouas uiro ferens opes, / Законное приданое 15
dotata censu sanguinis . / Свое неся: честную кровь.

Aras nefandi numinis / На нечестивом алтаре
adolere taedis cogitur; / Огонь возжечь велели ей.
respondet: "Haud tales faces / «Иные — молвит, — факелы
sumpsere Christi uirgines ; / У мудрых дев в руках горят. 20

hic ignis exstinguit fidem, / Но душит веру этот огнь,
haec flamma lumen eripit . / Но это пламя застит свет.
Hic, hic ferite! ut profluo / Так бейте ж, бейте! Я залью
cruore restinguam focos" . / Потоком крови ваш очаг!»

Percussa quam pompa tulit ! / О, сколько в ней величия! 25
Nam ueste se totam tegens / Терпя удары, всю себя
curam pudoris praestitit , / Одеждой скрыла длинною,
ne quis retectam cerneret . / Чтоб наготы не показать.

In morte uiuebat pudor , / И в смерти не утратив стыд,
uultum que texerat manu, / Прикрыла лик она рукой 30
terram genu flexo petit / И, преклонив колена, ниц
lapsu uerecundo cadens . / Упала, тихо соскользнув.

  • myoros

Жизнь как борьба (по Высоцкому)

Многим из нас знакомо проникновенное творение Высоцкого «Баллада о борьбе».



Есть в нем некое мобилизующее действие, захватывающее слушателя с первых строк и не отпускающее до последнего аккорда. Силе этих стихов одинаково подвержены все возрасты и кажется, они не могут потерять актуальности, как все великое. Магия стиха, говорят некоторые. Но не казалось ли вам, что некоторые моменты «Баллады» не могут быть объяснены впрямую, как-будто в них содержится второй, более глубокий, прикровенный смысл?

Можно назвать этот смысл философским словом - метафизический, а можно и проще - духовный. Несмотря на то, что творчество Владимира Семеновича, если рассматривать его духовно, весьма противоречиво, нет никакого противоречия в том, что из-под его пера могло выйти духовное и даже душеполезное произведение. Дело в том, что поэты – люди очень восприимчивые, можно сказать, люди-радары, и не всегда понимают откуда приходит, или, точнее, кем навеян им тот или иной шедевр. Данный случай служит наглядной иллюстрацией этому. Высоцкий вполне возможно мог даже не сознавать тот второй, «подложенный» смысл, который в конкретном случае был внушен именно тем, кем надо.

На самом деле, значение этой баллады таково, что Высоцкий мог написать только ее и больше ничего. Как поэт, он уже выполнил бы свою миссию.

И если рассматривать «балладу о борьбе» в данной плоскости, то мы найдем ее содержащей в себе квинтэссенцию православного святоотеческого понимания жизни христианина. Или сказать проще, инструкцию к духовной жизни. Ни больше, ни меньше.

Итак…
Collapse )