Category: литература

Lomonosov

Церковная литература

Рекомендую зарисовки из современного монастырского быта.
Очень даже познавательно и живо написано:
Исповедь бывшей послушницы.
http://visionfor.livejournal.com/tag/%D0%B8%D1%81%D0%BF%D0%BE%D0%B2%D0%B5%D0%B4%D1%8C%20%D0%B1%D1%8B%D0%B2%D1%88%D0%B5%D0%B9%20%D0%BF%D0%BE%D1%81%D0%BB%D1%83%D1%88%D0%BD%D0%B8%D1%86%D1%8B%201%202

У матушки хороший слог - наверняка из гуманитариев родом.
gold elf

Лютеранский служебник XIX века

Широко распространено - и в известной мере обосновано - мнение, что русский литургический язык еще не сформирован, а то что есть - всё как-то не так. Действительно, если почитать русские богослужебные тексты о. Г. Кочеткова, о. А. Тимрота, русских католиков или современных русских лютеран - становится скорее печально, чем не печально. Но факт в том, что по меньшей мере один образец виртуозного русского литургического языка таки-есть. Около 15 лет назад мне в руки на некоторое время попал служебник, которым пользовались русскоязычные лютеране на территории Российской империи, изданный в XIX века. К сожалению, я не помню об этой замечательной книге совершенно ничего - разве что тот факт, что она имела формат, близкий к А4. В общем, если кто-то хотя бы отдаленно представляет, о чем речь, и может разыскать если не саму книгу, то хотя бы какие-то сведения о ней - будет очень здорово.


UPD. Похоже, книжка нашлась:

semiliranda 28 авг, 2014 20:33 (местное): Уважаемый Дмитрий Розет, диакон Церкви Ингрии, поделился информацией о т.н. "Имперском Служебнике". Вероятно, речь идёт о нём. PDF доступен на сайте Самостоятельной евангелическо-лютеранской церкви в Республике Беларусь в подразделе "Богослужение" раздела "О нашей церкви": http://selk.by/about-our-church/bogoslugenie
плавание

Макс и Маргарита

В 1910 Максимилиан Волошин написал роман об Иуде. Он не решился его печатать. Рукопись до сих пор лежит в Пушкинском Доме. Роман был так и не завершен. Трудно сказать, почему его не публикуют теперь. Возможно, потому, что выявится вторичность «Мастера и Маргариты», точнее, соавторство Волошина в знаменитом романе. Тех, кто до сих пор считает, что «Мастер и Маргарита» это «роман о Христе» или пародия на Сталина и его окружение плюс повесть о мудром и непонятом Мастере и его подруге, которая является "идеалом верности на все времена" – просто отсылаю к исследованию Глеба Бутузова «Шестой аркан, или Цена вечности». Так вот, в конце 20х годов прошлого века в доме у Макса жил археолог Габричевский, который много лет провел в Палестине. Он стал тогда ближайшим другом Макса и… Михаила Афанасьевича Булгакова, который целый месяц провел однажды в Коктебеле. Габричевский обладал знаниями и пластическим видением, Древний Рим, восток и христианство так и дышали в его изустных рассказах.Он знал подробности тех дней и веков, ухватывал лица, ситуации. У Булгакова был дар рассказчика и закал под Гоголя и Гофмана. А у Макса были идеи. Он мечтал, чтобы его оборванный роман об Иуде обрел наконец зримую плоть и сплеллся с историей Христа. Разумеется, Макс не мог диктовать Булгакову – они просто сочиняли роман втроем, и получалось хорошо. Мастер – это, конечно Макс. Маргарита – Сабашникова. В лице Воланда выведен Вячеслав Иванов, «ловец человеков», пытавшийся создать вместе со своей женой Лидией эротическо-мистический союз «трое во плоть едину и дух един» - сперва с Максом и Маргаритой (Вячеслав и Лидия считали себя одним человеком, а не двумя), а затем с одной Маргаритой, разрушив Максов брак навсегда. Лидия в романе стала Геллой. Маргарита идет на жертву, становится царицей у Воланда и этим «искупает» Макса, и они воссоединяются навсегда. Покой, а не спасение – вот их удел. Мастер становится новым Фаустом, ипостасью Воланда-Иванова.

Люди являются ангелами десятого круга. Они добровольно приняли плоть, чтобы спасти людей, рожденных от Каина. Они будят в людях свободу и дух огня, который заперт в материи и страдает, распятый в недрах вещества. Именно этот дух говорит Максу в «Левиафане»: «Я сам огнем горю в твоей крови». Этот дух есть то ли творец мира, то ли архангел-«спаситель», дух революций, дух мятежа и переплавки земли «в огне любви». Он есть и в белых и в красных, так же как и в крови есть белые и красные тельца. Другое дело, что революция не может длиться вечно: «минет всё, Европа и Россия», и наступит некий покой, и в этом покое останутся только поэт и его подруга Таиах, она же Маргарита.
маскарон

Нина Фёдорова "Уйти по воде"

732f4ac4-e2e5-4a6b-bb33-31cf960f8646

Красивый и незамысловатый, глубокий и наивный, реалистичный и удивляющий роман (или может быть большая повесть) из нашей православной жизни. О девочке, родители которой, "воцерковившись" на рубеже 80-90-х, отдали её в одну из первых православных школ. О девушке, которая встретила свою любовь и долго и мучительно боролась со вбитыми с детства в голову "благочестивыми" ужасами. О приходской и околоприходской жизни с попами-"старцами", всезнающими тётечками и молодыми "подвижниками". И о многом прочем...
С литературной точки зрения я бы отметил, как недостаток, что все персонажи вокруг главного - её родители, настоятель, подруги и даже возлюбленный - слишком бледные. Они как некие схемы, лишь помогающие раскрыть замысел автора, но не живущие собственной жизнью. Но, на мой взгляд, роман от этого не становится менее интересным - такой в нём накал искренности, любви и боли...

[Майя Кучерская:]"Майя Кучерская: Написала ее одна моя бывшая ученица. Одно время я преподавала в православной гимназии и там увидела детей, родители которых обратились в 80-90-е годы. В основном это были дети, которые почти не читали светских книжек, не ходили в театры, на выставки, родители берегли их от ненужных впечатлений… И вот об этом замкнутом мире православной гимназии появилась книга Нины Фёдоровой «Уйти по воде». Очень ценно, что она вышла, что раздался голос «детей», которых вроде бы, с такой любовью воспитывали в вере. И вот… они ощутили себя обманутыми. Далеко не во всем я с Ниной согласна, у меня совсем другие отношения с церковью. И все же эту исповедь важно выслушать и православным родителям, и учителям, и священникам. Пилюля горькая, но от некоторых болезней она может исцелить.

[Фрагмент1]Фрагмент 1:
Дома после обеда Катя на всякий случай решила никуда не ложиться и не расслабляться и поэтому села за стол с «Искрой Божией», книжкой «для девочек, девиц и жен», родительским подарком на именины. Книжка раскрылась на маленьком рассказе о детях, которые гуляли по кладбищу и видели маленькие могилки. Дети ведь тоже умирают – так было сказано им, легкомысленно веселящимся и проводящим время в праздности.
Да, знак был очевиден, ей тоже уже пора было спасаться, а не только праздно сидеть на солее и надеяться, что всё это она исполнит, «когда вырастет», – она могла и не успеть вырасти. Вдруг Бог решит, что она бесплодная смоковница? Все-таки уже три года ходит в храм.
Но избежать Геенны было не так-то просто. Нужно было не грешить, но при этом сам отец Митрофан говорил, что все люди грешны по своей природе, что грехам нашим несть числа, как песку морскому, что бес не дремлет и всегда нас искушает. Катя со вздохом соглашалась – да, это так. Человек грешен по своей природе – это истинная правда, потому что ее природа просто не могла без конфет, никак. Двух к чаю ей было мало, гортанобесие одолевало ее, она лезла тайком в буфет, хватала целую горсть и (жадность!) еще и вторую, прислушиваясь, не идет ли по коридору мама, а потом было тайноядение в комнате, но тайное становится явным – мама обнаруживала под диваном забытый фантик, ругала, прятала конфеты в хитрые места, но Катя всегда их находила. Сколько ни пыталась она, покаявшись в непослушании, в ссорах и даже драках с Митей, исправиться, ничего у нее не выходило, она согрешала вновь и вновь, вела себя плохо, в постные дни веселилась, помыслы хулиганить, брать что-нибудь без разрешения приходили к ней постоянно. Более того все эти грехи составляли ее жизнь, как бы она жила, если бы была безгрешной? Наверное, как-то совсем грустно.
Впрочем, и постоянная борьба с грехами тоже ничего не гарантировала. Отец Митрофан всегда повторял, что можно двадцать пять лет ходить в храм, а все равно не спастись. Уверенность в своем спасении едва ли не самый тяжкий грех, ведь даже святые говорили: все спасутся, один я погибну."


[Фрагмент2]Фрагмент 2:
Они сидели на полу у Варвары в комнате, горела только настольная лампа, и полумрак совершающегося Катиного падения был уютным и ласковым. Пили пиво, Кате казалось, что хуже ей уже быть не может, и от этого было очень весело. Они выпили много — целая батарея пивных банок выстроилась от стола до дивана, курили на балконе — у Вари был четырнадцатый этаж, поэтому Катю, с легкой и звенящей от выпитого головой, не покидало ощущение, что она парит между небом и землей.
Окурки летели вниз падучими звездами, Катя следила за красненькими огоньками, как они гаснут, не достигнув земли, где-то в районе восьмого этажа, роняя иногда веселые искорки; было прохладно и моросил дождь, Варя принесла куртки с капюшонами, обе пьяно смеялись: похожи на ночной дозор."


[Фрагмент3]Фрагмент 3:
Для счастья, как оказалось, нужно совсем немного. Просто не читать правила утром и вечером. Спать в воскресенье сколько угодно. Забыть слово "исповедь". Забыть слово "грех". Разрешить себе жить и радоваться и перестать себя винить за эту радость, позволить себе удовольствия, позволить себе быть счастливой.


[Аннотация]Аннотация издателей:

Уникальный для русской литературы по теме и пережитому опыту роман Нины Федоровой раскрывает реальность, для сторонних наблюдателей обычно недоступную. Это роман, по словам писательницы Майи Кучерской, об изнанке православного воспитания и среды. Перед нами жизнь внутри Церкви, с «искушениями», «послушаниями», «скорбями», помноженная на судьбу юной героини романа, отчаянно ищущей выход из лабиринта запретов: джинсы не носить, Новый год не отмечать, с мальчиками не встречаться… Но любовь приходит сама, не спросив разрешения духовного отца, она забирает у Христова воина меч и вручает леденец в форме сердечка. Воин становится просто девушкой, растерянной, страдающей и счастливой одновременно: самый дорогой для нее человек — невоцерковленный, «невер», тот, который ничего не боится… Или просто его никогда не пугали. Кто же победит, кто сильнее, кто настоящий — Бог-Страх или Бог-Любовь?..

Фома Кемпийский VS Свт. Игнатий Брянчанинов (наше все)

vs

Попалась мне в одной электронной библиотеке книга Фомы Кемпийского «Погдражание Иисусу Христу» http://www.spsl.nsc.ru/~m1-way/fkn1.htm. И тут же на ум пришла когда-то прочитанная рецензия святителя на эту книгу. Из закоулков сознания сразу всплыли слова «прелесть» и «роман с Богом». В общем, понял я, что нарвался случайно или нет на «прелестную» книгу. Святитель, конечно, читать ее крайне не советовал православным… но ведь такое искушение.. ну хоть пару строчек. И я решился… Пока прочитал только пару страниц… То ли я духовно слеп, то ли все еще впереди, но пока ужасов описанных свт. Игнатием не вижу. Возникает пара вопросов:

1)читал ли сам св. Игнатий эту книгу?

2) Если читал, то зачем столько ненависти?

3) А может просто я духовно слеп, не могу разглядеть подвоха?

Collapse )
retro

Ангел мщения

Оригинал взят у silenza в Ангел мщения
Не хочу говорить о политике - и не буду. Просто вспомню стихотворение очень крымского поэта Максимилиана Волошина, написанное им в 1906 году.
Ничего не меняется - кровь впитывается в землю, и по ней бестрепетно идут следующие поколения...

Collapse )

gold elf

"Монах и его кот"

И снова в "Христианской цивилизации" вечер средневековой духовной поэзии. Сегодня будут котики! Удивительная прихоть истории - это ирландское стихотворение написано в земле алеманов (тогда еще язычников), в аббатстве Райхенау, где примерно в то же самое время жил св. Мефодий, апостол славян. Быть может Пангур когда-то сиживал у Мефодия на коленях, а с его хозяином соавтор славянской азбуки сослужил святую Мессу или пил пиво... Кстати, мотивы этого стихотворения в виде песенки звучат в "Тайне Келлса", одном из лучших мультиков последних лет.

Pangur Вán
Mainistir Reichenau, údar anaithnid, faoi ​​9ú h.

Messe ocus Pangur bán,
cechtar nathar fria saindán;
bíth a menma-sam fri seilgg,
mu menma céin im saincheirdd

Caraim-se fós, ferr cach clú,
oc mu lebrán léir ingnu;
ní foirmtech frimm Pangur bán,
caraid cesin a maccdán.
Collapse )

Валентин Курбатов "Батюшки мои".

Оригинал взят у naficus в Валентин Курбатов "Батюшки мои".


Хорошая книга Валентина Курбатова совсем недавно вышла во Пскове – «Батюшки мои: («Вниду в дом Твой»)».
Книга, по сути, является дневниковыми записями автора конца 80-х – 90-х годов, зарисовками из церковной жизни постсоветского Пскова. Местами - по неофитски наивные (эта наивность, мне кажется, была многим свойственна в то время), но искренние, настоящие. Записи живо передают атмосферу той поры, и этим книга напоминает «Несвятых святых», к тому же и географическое место действия отчасти совпадает. Но книга Валентина Яковлевича, на мой взгляд, более удачная, нежели разухабистые байки о.Тихона - она живое свидетельство, дневник встреч, событий, переживаний.
Collapse )
нерка

А можно этому уважаемому сообществу вопрос задать?

Несколько лет назад (многие должны помнить) мы сделали интернет-проект под названием "Православная книга России". Цель была проста - рассказать об успехах и неудачах отрасли, создать для издателей, книготорговцев и книголюбов площадку для обсуждения насущных вопросов, дать возможность всем издателям рекламировать свою продукцию.
Проект провалился. Никто из издателей не захотел участвовать в его работе даже бесплатно. Официальной Церкви (в лице ИС РПЦ) он стал костью в горле, т.к. не стал лизать их филейные части, а ничего другого им в жизни не нужно. Ну кроме денег, конечно.
Было много посетителей, была аж тысяча подписчиков в соцсетях.
Закрылась Правкнига и НИКТО не написал сочуствия ни слова. НИКТО! Как-будто и не было ее. Шесть лет мы трудились, собирали материалы, описали 1500 издательств, 20 тысяч книг. Конечно, были ошибки, до идеала было далеко, но был проделан большой труд. И оказалось, что он никому не нужен.
25 лет в России издаются православные книги. Но журнал, посвященный этому сегменту книгоиздания, православным людям НЕ НУЖЕН. Равно как не нужны сведения об изданных книгах. А ведь никакая библиотека не располагала такой базой данных, которую мы собрали.
Я все никак не мог понять причину равнодушия. А теперь понял: православным нужен о. Максим Каскун. Мало того, что на него подписаны более 30 тысяч человек только в одном ВКонтакте. Почитайте сотни восторженных отзывов, в которых тонут единичные голоса протестующих. Закрытие проекта видео-ответов о. Каскуна вызвало бурное обсуждение в ЖЖ и ФБ. Даже о. Кураев запустил ветку обсуждения в своем популярном журнале, что неприменно добавит выпуковскому старцу дополнительных адептов и увеличит количество истеричных причитаний по поводу "гонений на батюшку-праведника" (Правкнигу о.А.К. не видел не живой не мертвой).
Как думаете, можно говорить о смерти мозга в нашем умирающем организме? Понятно, что отдельные клетки мозга могут работать еще довольно долго, но основная масса уж больно сильно смердит.
В чем причина столь явной разницы? Я имею ввиду молчание о Правкниге и широкое обсуждение "закрытия" о. М.Каскуна.
Death

Поможет ли семинарист, спешащий выступить с речью о добром самаритянине, нуждающемуся в помощи?

Originally posted by phoslogikis at Поможет ли семинарист, спешащий выступить с речью о добром самаритянине, нуждающемуся в помощи?
В 1973 году Джон Дэрли и Дэниел Бэтсон опубликовали одну из наиболее часто цитируемых в научной психологической литературе статей - "From Jerusalem to Jericho: A study of situational and dispositional variables in helping behavior" ("От Иерусалима к Иерихону: исследование ситуативных и диспозиционных параметров при оказании помощи"). Фактически это было воспроизведение притчи о добром самаритянине в современных условиях.

Collapse )