Category: лытдыбр

Category was added automatically. Read all entries about "лытдыбр".

m
  • nama_gr

Христианство  —  парадокс религии

Богословские идеи Карла Барта, Томаса Мертона, Дитриха Бонхёффера, прот. Александра Шмемана и других теологов XX века привели к появлению тезисов «Христос  — конец религии», «христианство  —  не религия», «христианство  —  суд над религией». Однако все они верны лишь отчасти и связаны с риском отбросить что-либо существенное и важное в христианстве. Исследования истории и психологии христианства и других религий приводят нас к выводу, что христианство — это парадокс религии. Такой тезис гораздо более верный и всеобъемлющий.
Collapse )
m
  • nama_gr

Непростые отношения христианства и религии

Прежде, чем говорить о христианстве и религии, целесообразно вкратце сказать о самом понятии «религии», т.к. в ходе полемики собеседники зачастую понимают под «религией» совершенно разные феномены.
До эпохи средневековья термин «религия» имел очень узкий смысл, и обозначал богобоязненность, благочестие, поклонение Богу или что-то в этом роде.[1] Религией назывались только конкретные идеи и связанные с ними практики. Но пока ещё никому не удалось корректно сформулировать объединяющее начало, делающее систему идей и практик «религиозной» (вера в сверхъестественное, «предельная забота» человека или что-то ещё?). Всегда находятся какие-либо исторические примеры, не вписывающиеся в теорию и в определение религии.
Широкое и универсальное значение термину «религия» стали приписывать лишь с XVIII века, когда в европейской культуре созрела идеология богоборческого атеизма.[2] Термин «религия» понадобился как абстракция, обозначающая всё, что противоположно атеизму. Но этот термин является очень неудачным именно по причине своей абстрактности, поскольку абстрактной «религии» не существует. Более-менее корректно можно говорить лишь о какой-либо конкретной исторической «религии», о её контексте и её особых индивидуальных характеристиках.
Для решения проблемы определения религии мы предлагаем следующие рассуждения. Любая идея в области мировоззрения, социальных отношений и культуры обычно материализуется и внешне выражается посредством каких-либо церемоний, обрядов и ритуалов. Как правило, эти церемонии и обряды следуют за своей идеей в случае её эволюции, но иногда могут и отрываться от неё, замыкаясь в себе. Таким образом, формирование условного «тела» религии происходит аналогично формированию государственных и культурных традиций, т.к. при этом действуют одни и те же законы психологии.
Например, византийских императоров во время каких-либо мероприятий всегда сопровождали воины-копьеносцы (дорифоры). По существу это была не охрана, а почётный эскорт в качестве выражение высшей чести. Христианское понятие о Боге, как Небесном Царе, стало выражаться через аналогичные символы.
Collapse )
m

Епископ умирает первым. Таинство христианского послушания

Подлинная абсолютная любовь, в её христианском значении, проявляется в самоотдаче и самопожертвовании. Также она совершенно бескорыстна и совсем не требует взаимности, а лишь надеется на неё. Бог, по любви к Своему творению, человеку, совершает крайнее «самоопустошение» (кеносис), принимает человеческую плоть и терпит жестокую казнь на Кресте. При этом Он осознаёт, что лишь малая часть людей поймут и по достоинству оценят это чудо человеколюбия. Большинство же останутся равнодушными или даже будут насмехаться. Это очень мучительно, даже для Бога. Поэтому Иисус Христос перед Своими страданиями «начал ужасаться и тосковать» (Мк. 14, 33), т.к. понимал, что всё Его бесконечное самопожертвование тронет душу лишь «малого стада», а остальные будут затаптывать в грязь драгоценные жемчужины Царства Небесного. Но, несмотря на это, Творец Неба и Земли никогда никого не принуждал, а всегда использовал выражения типа «если кто хочет», уважая свободу выбора даже самого последнего неблагодарного раба.

Подобное рождает подобное. Лишь такая Божественная любовь способна породить в ответ бескорыстную жертвенную любовь человека. Когда говорят о первых трёх веках христианства, прежде всего, упоминают, что это была эпоха мучеников. Но мученичество за Христа – это лишь следствие главной причины существования христианства вообще: истинной любви к Богу (на это надо в первую очередь обращать внимание). Не удивительно, что первые епископы, преемники апостолов, так горели этой любовью, что могли бы сказать вместе с ап. Петром: «Господи!  С Тобою я готов и в темницу и на смерть идти» (Лк. 22, 33). Поэтому ап. Павел замечает: «Если кто епископства желает, доброго дела желает» (1 Тим. 3, 1). Как правило, в ту эпоху епископ умирал первым (шёл на мученичество за Христа), затем его иереи и паства.

Collapse )

К вопросу о прибытии мощей Николая Чудотворца

Я написал этот пост полгода назад после поездки в Бари. В моем журнале он был выложен в полуподзамочном виде: читать его могли все, а комментарии я не открывал, чтобы все могли свободно высказаться. Я и не предполагал афишировать этот рассказ где-либо, кроме собственного блога, дабы не смущать простодушных. Но тут в СМИ появилась информация о скором прибытии в Россию из Бари мощей Николая Чудотворца, и тут уже молчать значило бы стать соучастником обмана.

Далее следует текст полугодовой давности.
Collapse )

Читаю "Секулярный век" Чарльза Тейлора

Оригинал взят у dmatveev в Читаю "Секулярный век" Чарльза Тейлора

Ну вот, и у него идея, что-де наступающий на смену средневековью модерн - это утрата чувства тайны.
Но, по-моему:
1) С модерном и так, и не так. Потому что модерн в этом отношении расщеплен. В нем есть и гносеологический оптимизм и, я бы сказал, гносеологический реализм. Последний выражен Кантом: нет никаких гарантий, что реальность такова, какой предстает нам. Вообще нет никаких гарантий, только неустранимый риск.
Это тоже модерн, потому что продолжает утверждать ценность разума и свободы. Но для Канта пользование разумом есть мужество, т. е. связано с риском. И свобода понимается не как безграничные возможности, а как возможность выбора, которая обусловлена тем же радикальным незнанием, а значит, связана с риском. (Гегелевская свобода - с точностью до наоборот, осознанная и оседланная необходимость, такая свобода скорее =власть.)
Обе линии модерна продлеваются в ХХ в., кантовскую мощно продолжает Поппер, она специфически проявляется у Хайека, в теологии ей наследуют Тиллих и Кюнг (с его пониманием веры как выбора в условиях uncertain reality).
Не дочитав Тейлора, гляжу по своему обыкновению в указатель имен книги, ни Тиллиха, ни Кюнга не вижу. Нет даже Кокса, главного "теолога секуляризации", автора книги с названием, перекликающимся с тейлоровским: "Мирской град". Странно мне, как без них может быть такое фундаментальное исследование проблемы.

2)Вопрос, что за чувство тайны в эпоху таких четких и безальтернативных представлений о Боге и конечной участи человека, какие характерны для времени до "расколдования мира". Разве мифы и догмы - не верх определенности? По-моему, эту ситуацию хорошо прочувствовал сам автор концепции "расколдования мира" Макс Вебер: "Авраам или какой-нибудь крестьянин в прежние эпохи умирал "стар и пресытившись жизнью", потому что был включен в органический круговорот жизни, потому что его жизнь по самому ее смыслу и на закате его дней давала ему то, что могла дать; для него не оставалось загадок, которые ему хотелось бы разрешить, и ему было уже довольно того, чего он достиг. Напротив, человек культуры, включенный в цивилизацию, постоянно обогащающуюся идеями, знанием, проблемами, может "устать от жизни", но не
может пресытиться ею. Ибо он улавливает лишь ничтожную часть того, что вновь и вновь рождает духовная жизнь, притом всегда что-то предварительное, неокончательное, и поэтому для него смерть -- событие, лишенное смысла." Определенности явно меньше (и, соответственно, тайны больше) во втором случае.

2

Если пойду я долиной смертной тени ...

Оригинал взят у alexander_nv в Если пойду я долиной смертной тени ...


Просто поток несчастий за какие-то два месяца. Двенадцать детей погибли на дороге, потом убийство Андрея Карлова, теперь вот крушение самолета. Как-то мрачно мы заканчиваем 2017 год, не правда ли? Материалист назовет все это трагическим стечением обстоятельств, найдет различные факторы, объясняющие эти катастрофы, но мне кажется, что за этим стоит нечто большее.

Смерть, особенно смерть трагическая - это всегда манифестация зла, тьмы. Просто зло и тьма стали неотъемлемой частью этого мира и воспринимаются как бы естественной его составляющей, к которой мы, как бы это ужасно не звучало, привыкаем. Но порою концентрация зла начинает зашкаливать, и проигнорировать его существование не получается даже у самых ленивых.
Что-то подобное происходит, как мне видится, и сейчас в России. Какие-то это недобрые знаки. Конечно, внешние факторы могут быть разные: технические, природные, террористы. Но ведь, если мы люди верующие, то мы должны понимать, что за этим стоит и какая-то духовная реальность. Какие-то события происходят в этом невидимом мире, проявляясь вот так вот в эмпирической действительности.

Может, что-то с нами не так, раз гибнут дети, невинные и очень хорошие люди, такие как Елизавета Глинка? Здесь каждому важно задать себе этот вопрос. Ведь на самом деле то, что происходит в нашей стране, происходит и с нами, нас как-то это касается или нет? Или можно спокойно встречать НГ, пить шампанское, поставив грустный смайлик под статьей о катастрофе?
Я убежден, что большое зло, которое проявляется в виде катастроф, стихийных бедствий, войн, - это не просто какие-то случайные факторы, это все копится, копится медленно и верно. И каждый несет туда свой кирпичик, каждый. Тоже самое и с добром, тоже самое.Но пока, как мы видим, с добром получается не очень... Может быть, в этот НГ нам стоит провести некоторую ревизию нашего личного состояния и общественного. Может, каждый сможет себе задать вопрос: что я, где я и зачем? Несу ли я ответственность за то, что происходит вокруг меня, в моей стране, в моем народе?

Можно назвать все это пустой мистификацией, фантазией. Можно. И мне нечего здесь возразить. Ваше право. Нет таких данных, нет такой информации, которая могла бы как-то мою мысль подтвердить. Но я знаю, что следующий год - юбилей революции и октябрьского переворота, и мой, возможно, не совсем здоровый рассудок видит здесь какое-то мрачное предзнаменование кровавого юбилея. Какая-то невидимая связь видится между всеми этими событиями, такими далекими друг от друга и по расстоянию и по времени . И от этого страшно. Какая-то черная паутина опутывает нашу страну, ее не видно, но она везде. И, возможно, каким-то образом ее чувствуют все, и это равнодушие, инертность, которая так характеризует современное российское общество - возможно, глубокий подсознательных страх открыть глаза и увидеть, что происходит на самом деле.

Но на самом деле есть только один способ победить страх, это открыть глаза и посмотреть ему в лицо. Не нужно думать, что если ты спрячешь голову в песок, тебя не заметят. Нет за тобой уже идут. Эта черная поступь уже слышится отчетливо громко, слишком громко. Пора просыпаться, пока не поздно.

little wizard

А что приятного в грехах?

Общим местом в проповедях и вообще в картине мира практически любого христианина (по крайней мере тех, кто меня окружает) является представление о том, что грех - это что-то такое очень приятное и хорошее, прям такое удовольствие-удовольствие. Очень сладкий запретный плод. И от этого удовольствия надо героически воздерживаться, не позволять его себе, деля таким образом свою земную жизнь менее радостной и более печальной. А радость и удовольствие получим на небесах.

А если посмотреть не предвзятым взглядом - что в грехах такого уж хорошего или приятного? Ну что приятного в зависти? Каждый, кто завидовал, прекрасно знает, что это очень неприятное даже болезненное переживание. Приятно ли испытывать ненависть? Да нет, мучительно ее испытывать. Про уныние вообще молчу.

Леность и праздность...хм... а вы когда-нибудь пробовали вообще ничего не делать? Нет, не отлынивать от неприятной работы за приятными делами, а именно не делать НИЧЕГО? Для человека у которого нет навыков медитации, созерцания или вообще хоть какой-нибудь дисциплины ума, это очень быстро вырождается в мучительную скуку, которая неприятна настолько, что человек готов заниматься чем угодно чтобы только избавиться от нее.

Жадность и сребролюбие. Ну-ну. "Скупого рыцаря" все читали? Вот счастливый был старикан, уж так радовался, так много у него удовольствия и кайфа в жизни... мде...

Даже чисто физические грехи типа обжорства - ну реально все мы хоть когда-то обжирались. Это ведь неприятно. Чисто физически неприятно. Тяжесть в животе, сонливость, отупение, неприятные ощущения со стороны пищеварительного тракта... Гораздо больше чисто физических удовольствий принесла бы нам та же еда, потребленная в меру, за несколько приемов пищи.

Остается только блуд и прелюбодеяние - это грех худо-бедно укладывается в картинку "сладкого запретного плода". Ну и еще, пожалуй, тщеславие: когда тебя хвалят, особенно заслужено и люди, чье мнение тебе не безразлично - это приятно само по себе. Это радость и удовольствие. И отказаться от них бывает очень сложно.

Но все то остальные грехи - они же не доставляют никакой радости. И те крохи удовольствия, которые занимаясь ими можно получить - они меркнут на фоне массы неприятных эмоций, сопутствующих процессу. Так почему же схема восприятия, пригодная для двух из множества, распространяется на все? И удивительно ли, что она не особо убедительно работает?

Ну и еще один странный на мой взгляд ход мысли, проистекающий из этой же схемы - объявить грехом любую радость и удовольствие. Полюбовался на красивые цветы - грешен-грешен, погладил собачку - рыдай и кайся своему нечестию, улыбнулся смешной шутке - геенна огненная уже ждет тебя.

Судьба женщины.

Оригинал взят у alexander_nv в Судьба женщины.


Не знаю, как в других странах, но у нас среди женщин очень распространен культ брака и чадородия. Девочки лет с 7-8 начинают переживать о предстоящем замужестве. В подростковом возрасте – это единственное, что занимает ум. Хотите нарисую самый страшный кошмар молодой девушки? Тебе 35 и ты не замужем! Даже в дантовском аде такой страшной муки нет! Мужчины тоже, конечно, одержимы часто этой идеей, но не так сильно. Они все-таки легче переживают отсутствие пары. Почему так происходит – это отдельный вопрос. Мужчина, не сочтите за сексизм, все-таки в определенном смысле более духовен. Я не хочу никак обидеть женщин, но они более природны, более привязаны к плоти мира. Ева от Адама, а не наоборот. Хотя, в конечном счете, все эти различия должны стираться… Так вот, откуда эта жажда создания брака, видение в этом самого главного в жизни? Неужели большинство женщин какие-то невероятные нимфоманки? Я думаю, нет. Я думаю, что тут, если посмотреть в самую суть, дело то даже и не в мужчинах, и я позволю себе такую страшную мысль, даже не в детолюбии. Хотя все это, безусловно, важные факторы. Женщине нужна цель и смысл ее существования. Самое страшное, чего больше всего боится человек – это не страдание и боль. Есть вещи гораздо более страшные. Это скука и пустота. И именно страх скуки и пустоты свидетельствует, что человек существо не только земное, не только биологическое. Он, в отличие от кота, не может удовлетвориться регулярным кормом и туалетом, устраняющим неприятный запах.

Я раньше думал, что люди в своем большинстве бездуховные существа, часто погружены в быт и суету мира сего, и нужен какой-то специальный толчок, призыв сверху, чтобы человек поднял голову вверх. Сейчас я все больше и больше убеждаюсь, что это не так. Человек, выражаясь языком Аристотеля, телеологичен (телос - цель, греч). Ему нужна цель, ему нужен смысл, наполненность его бытия. Посмотрите на кота. Разве не адская жизнь у него с позиции человека? Представляете, прожить всю жизнь в четырех стенах! Есть, пить и спать. Все. И так всю жизнь. Наверное, каждый нас просто сошел бы с ума. А коты нет. Им очень даже хорошо.

Collapse )

Эсхатология и Церковь.

Оригинал взят у alexander_nv в Эсхатология и Церковь.


Эсхатологический аспект имеет принципиальное значение в понимании природы Церкви. Все земное служение Христа было пронизано эсхатологическим напряжением. Это эсхатологическое напряжение передалось и далее Его последователям уже после Его Смерти и Воскресения. Такое же сильное устремление к эсхатону мы видим и у апостола Павла в его посланиях, особенно самых ранних (1 Фес). То же мы наблюдаем и у ранних христианских писателей. Но со временем видим ослабление эсхатологического напряжения и постепенное затушевывание эсхатологического аспекта, как аспекта церковного. То есть, эсхатология остается, но она становится индивидуальной, а не общецерковной, да и в индивидуальном плане она теряет первенствующее напряжение и значение для жизни христианина.

Collapse )

О таинствоцентричности церковной жизни

Оригинал взят у alexander_nv в О таинствоцентричности церковной жизни


В чем главная задача и смысл церкви на земле. В большинстве случаев вы услышите такой ответ: проповедь и раздаяние таинств. Хотя проповеди в православной церкви особого внимания никогда не уделялось, но вот таинствам, особенно таинству Причастия, сейчас придается очень большое значение. Вообще, что значит в современной церкви быть церковным человеком? Креститься? Этого, конечно же, недостаточно. Надо регулярно причащаться. Вот это сейчас главное мерило церковности: регулярное причастие. В Причастии мы соединяемся со Христом, очищаемся, получаем благодать, исцеляемся, возрастаем в богопознании. Поэтому и главная задача церкви – раздавать таинства. Вообще, стоит рассмотреть «таинствоцентричность» церкви, которая сейчас является очень распространенным взглядом на суть церковного устройства и жизни.

Collapse )